Просто так...

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
MindMix
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Просто так...Перейти на страницу: « предыдущуюПредыдущая | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | следующуюСледующая »


вторник, 26 февраля 2008 г.
Алена С. 09:11:15
Запись только для меня.
пятница, 8 февраля 2008 г.
Бывает ли друг бывшим Алена С. 08:26:25
 Вот вам человеки очередная муть от моего имени. Впрочем, такое существо как я не может выродить чего то хоть сколько нибудь удручающего, до самых пяток чтоб пробрало. Даже моя депрессия меня же саму вгоняет в истерический смех на тему: ну и сама дура.
Подробнее…Давно я ничего не ваяла, мозги отвыкли от романтики, которую я литрами на вас иногда изливаю.
Поэтому будем «за жизнь»
Жизнь штука сложная. Это всем известно. И еще не всегда знаешь как ко всему этому относиться. Поэтому я придерживаюсь самопальной немудреной истины: «забей, если не можешь изменить. Само рассосется». Так что номера с заламыванием рук, ног и прочих конечностей у меня лично вызывают нервную почесучку.
Недавно меня хлопнули мордой об стенку.
По порядку дело было так. Я человек привязчивый. Похоже в прошлой жизни я была нифига не кошкой, как мне хочется думать (ну льстит моему безмерному самолюбию такая вот мыслишка, рыжая кошка, а что, красиво. ха), а похоже чем то вроде спаниеэля, безнадежно и преданно влюбленного в своего хозяина и безвозмездно таскающего ему благоухающие хозяйской пяткой тапочки пятидесятого, блин, размера. Может быть и не спаниэлем, ну чем то маленьким, несущественным и преданным. А! и еще не обижаемым, что важно. Потому что мою всемерную любовь к моим друзьям в частности и к людям вообще очень сложно иначе объяснить. Ну это так… цыганочка с выходом из-за печки.
Когда то у меня была подруга. Не помню где прочитала: если дружба закончилась, значит, она не начиналась. Чтож. Вполне может быть. Так вот. Была подруга. И спаниэль в моей душе радостно вилял хвостом при виде ее. В общем, это дело давнее. Мы вместе сидели за одной партой в школе, вместе приехали в Красноярск, вместе поступали в универ и моя мама варила нам целый месяц кашки, чтоб от экзаменов не сдохли, правда на разные факультеты. Вместе жили в съемной квартире. И хотя я в общем то не дура и понимаю, что ее отношение ко мне особой теплотой как то никогда не отличалось, но она вообще человек прохладный, со временем оно еще более изменилось, ну да бог с ним. Я на нее чуть ли не молилась.
После универа она вышла замуж и уехала с мужем. Не скажу куда. На мои жалкие потуги хоть как то продолжать общение она не обращала особого внимания, отвечать не отвечала, по приезде со мной не горела желанием видеться. На паре безответных писем я и успокоилась. Уж что что, а равнодушие я переживать умею. Правда прощать его не умею, как оказалось. Вернее не столько прощать, сколько возвращать в душе былое тепло к человеку.
Недавно она приезжала, встречалась с нашими общими знакомыми. Как рассказывают, спросила и обо мне. Ну что то на уровне «мне все равно, но любопытно». Ей ответили:
- Хорошо. Как обычно.
Стоит отметить, что отвечающий человек очень мной любим и уважаем, и не стал бы трепать обо мне языком. Тем более, по поводу праздного любопытства. На что она ответила:
- А. Понятно. Как обычно ноет.
Ей ответили:
- Нет, ты ошибаешься, но убеждать тебя я не собираюсь в обратном, лучше тему сменим
На том разговор и закончился.
Мне это передали. Как мордой об дверь если честно. И вот сижу я вся такая из себя злопамятная и несчастная и пытаюсь придумать достойный ответ на подобное. Чтобы душу отвести. Ответ не придумывается, поскуливание на уровне: «как ты могла, неужели ты лицемерила столько лет» рождает нехорошие позывы в желудке. Отвыкла. Рыдать по поводу несостоявшейся дружбы детства неохота. И вообще ничего не охота. Хотя, в период шока, были мыслишки придумать ответ достойный и не менее болезненный. Но во –первых, говорить гадости я не очень хорошо умею, а вернее вообще не умею. а второе, а надо ли? Ей все равно. Но могла бы хотя бы помолчать, наверное, каким бы страшным нытиком я не была когда -то. Аминь.
Просто лишний раз убеждаешься, что люди редко стоят того, что бы открывать им душу.
Не собираюсь ничего говорить и как то комментировать. Просто стало обидно. Знаете за что? За то что по-настоящему была привязана к человеку. А надо ли было?...
комментировать 10 комментариев
понедельник, 19 ноября 2007 г.
Что было. Алена С. 05:34:15
 – ты, сволочь. Иди сюда.
Капустин вжал голову в плечи. Никита возвышался над ним на целую голову. Или даже две. Капустин прижал локти к бокам. «Будет бить», - подумал с какой то тоской и обреченностью. Никита любил драться. Особенно он любил бить. Жалкий Капустин уже не боялся. Это раньше, в классе шестом, выходя из квартиры, он пугливо озирался по сторонам, ожидая каждый раз, что из- за угла выскочит огромный толстый Никита и залепит ему сумкой по голове. Никита любил подобные шутки. Со временем Никита вытянулся еще больше, обзавелся горой мускулов, и полным отсутствием мозгов в бритой налысо голове. Капустин перестал бояться, он просто тупо принимал Никитину любовь к битью. Он не жаловался и не жалел себя. И не умел давать сдачи.
Девушка Никиты, высокая, тонкая как тросточка, иногда мелькала в его машине, домой никогда не поднималась, и вообще, никто из подъезда ее не знал. Капустин иногда видел ее во сне. Она ему улыбалась и махала рукой. Что бы это значило, Капустин не понимал, но ему было приятно.
В двадцать девять лет научного сотрудника Капустина вдруг озарила гениальная идея, за что он получил премию. Большую. Он смог купить на нее однокомнатную квартиру в центре и машину родителям. Никита перестал омрачать его жизнь, поскольку так и остался в старенькой хрущевке с сырыми потолками и совмещенным санузлом. О его жизни Капустин ничего не знал. До сегодняшнего дня
Подробнее…… Сегодня утром, Капустин вышел из дома раньше обычного. Он шел не спеша, наслаждаясь непривычной тишиной, умытые ночным ливнем улицы встречали его непривычной для летнего утра свежестью. На душе у Капустина было светло и безмятежно. Соседка Зиночка, круглая, маленькая и веселая, вчера пригласила его на чай. Что она, собственно, от него, Капустина, хотела, он не понимал. Но пришел. С коробкой самых дорогих конфет, которые нашлись в ларьке. Зиночка поахала, покраснела и поулыбалась, и соблазнила таки застенчивого соседа. Капустин сопротивляться не умел. Да не особо то и пытался. В связи с чем сегодня с утра твердо решил сделать предложение обесчещенной им женщине. Обесчещенная женщина тем временем названивала подруге, чтобы почирикать о последних новостях, в том числе и о том ,что мамонты таки ж не вымерли и один из них сегодня у нее ночевал. Потому что у всех нормальных людей совесть и чистота вроде бы как отвалились за ненадобностью, а у этого сохранились в первозданном виде да еще и гипертрофировались от одиночества и тепличных условий жизни. Никто никогда его не предавал, не изменял ему, женщины у него не было, родители- тихие седенькие старички молились на умницу сына, который был у них поздним ребенком, поэтому впитал с молоком матери все их допотопные, дореволюционные жизненные принципы. И самым большим несчастьем в его жизни был всего -то тупой Никита, который лупил его по гениальной башке из любви к процессу.
Капустин шел по улице и улыбался. Ему было тридцать. У него было все. что нужно человеку, включая любимую, хоть и не очень денежную работу, квартиру и женщину. Последнее его особенно радовало. Он катал на языке ее имя, как леденец.
За что кто -то свыше подсунул ему в это утро встречу с Никитой, он не знал. Но с этого момента все пошло наперекосяк. Никита стоял на обочине, изо всех сил стараясь удержать свое пьяное тело в состоянии стоя и держа за волосы худенькую девушку, бил ее по лицу. Девушка молчала и только вздрагивала. Впервые в жизни Капустин ощутил ярость. Ярость, которая выжгла все в его душе и голове. Вспомнилось и собственное унижение. И тяжесть Никитиного кулака. И эта девушка, у которой глаза были большими и лучистыми. С такими глазами кулака не заслуживают. Капустин схватил железный прут от сломанного забора. В голове у него звенело и было темно.
А когда звенеть перестало- Никита лежал на земле и из- под него вытекала страшная черная лужа. Последнее что помнил Капустин перед тем как грохнуться в обморок- огромные, как блюдца, глаза беленькой девушки…

Адвокат был молоденьким и нервным. Заметно волновался на процессах. Заикался и путал слова. Все время норовил назвать Капустина заключенным. Капустину все время хотелось встать и признать свою вину полностью и безоговорочно, только бы человек так не мучился. А еще ему все время хотелось спросить, почем мальчику родители купили такие серьезные корочки. А главное- зачем.
Капустин не любил когда люди так мучились из - за него. Мальчик намучился на шесть лет в колонии общего режима. Капустин помнил, как мама приподнялась и без сил снова упала на лавку. И как заплакал отец.
Через неделю ему пришло письмо от беленькой девушки. Он не решался его открыть. Что она могла ему написать… так и выкинул его непрочитанным.
Капустин выжил. Он стал жилистым и мрачным. И перестал склонять голову. Принцип «не тронь меня и я не трону» намертво въелся в его кожу. Он так до конца и не понял, почему его не убили в потасовке в первый же день. Когда начали объяснять ему кто и что. Он молчал и впервые в жизни дрался. До крови. До смерти. Дрался за единственное, что у него осталось. За человеческое достоинство. Казалось что тот самый железный прут, которым он убил Никиту, врос в его позвоночник. И согнуться уже не представляло возможности физически. Избили до реанимации. Но не убили. И больше не трогали.
Зиночка в душе рассосалась сама собой. Он так и не узнал что с ней стало. На суды она не ходила, писем не писала и ни разу его не посетила.
Часто приходили письма из дома. Мама писала круглым, ученическим почерком, как стало тяжело. Как не платят пенсию и болеет отец. Как некому помочь с огородом. Как машину пришлось продать, потому что не хватает денег. И как она его ждет.
Капустин черными глазами смотрел в потолок и молчал.

Капустину было тридцать восемь. После тюрьмы о прежней работе нечего было и мечтать. Да и вообще о какой либо достойной работе с достойной оплатой… Бывшие коллеги сторонились, друзья давно уже забыли, незнакомые люди на улице обходили стороной, как будто что то чувствовали. Он вернулся в пустую и холодную квартиру. Без денег, без работы, без здоровья, без будущего. Отец пил в черную. Капустин молча посидел на могилке матери, уставясь в одну точку. Мать не дождалась сына всего неделю. Денег на дорогие цветы не было, Капустин собрал по дороге осенние листья. Когда пьяненький отец плакал у него на плече, обхватив его руками, как маленький, говорил про мать, Капустин чернел на глазах. Заперся в ванной, отец всю ночь слышал оттуда стиснутый зубами вой. Боялся. Сына боялся. И за сына тоже боялся. Глушил тоску и безысходность бутылкой.
Через месяц после его возвращения, вдруг в доме нарисовался лучший друг из благополучного прошлого, однокашник Славка Снегирев. Влетел в его жизнь, как ураган, со своим оптимизмом, каким то нелепым доверием к людям и бешеной энергией, пошуршал связями, которыми он обзавелся с некоторых пор, и устроил его сторожем в какую то фирму. Долго извинялся, что ничего лучшего пока не подвернулось. Капустин, впрочем, был ему благодарен. Фирма была маленькая и совсем неизвестная, делала деньги из воздуха, но зарплату, пусть и небольшую, выплачивала исправно. Хватило на то чтобы положить отца в больницу.
Славка был уже пять лет женат фантастически красивой женщине, у него подрастала дочь. Его жена Капустина сначала сторонилась, побаивалась, незаметно прятала дочь за спину. Капустин усмехался, но не обижался, хотя на душе скребло. Потом привыкла и даже стала находить его очень приятным и интересным собеседником, когда он открывал рот. Это случалось редко и требовало больших усилий с его стороны, но отказать ей он не мог.
Славка всегда был человеком добрым, хоть и безалаберным, изо всех сил пытался вытянуть Капустина из его одиночества и отчужденности. Капустин его не поощрял, но и не сопротивлялся, исправно присутствуя на Славкиных «домашних посиделках» и честно пытаясь вжиться в нормальную жизнь. Вжиться получалось с трудом. Вернее никак не получалось. Но посещения Славкиного дома с неизменным чаем с травами, яблочным пирогом и Славкиными рассуждениями «за жизнь» стали необходимы как воздух. Отогревал душу. Потихоньку, чтоб никто не заметил, протягивал руки к чужому очагу. Чтоб хоть чуть -чуть стало теплее. Хоть издалека. Хоть рядом погреться. В этом доме казалось время течет медленно и сладко. Как теплый мед.

- Капустин, - весело орал в трубку Славка, стараясь перекричать гул голосов. – Сопроводи ты мою жену на эту вечеринку! Капустин, ты мне бутылку проспорил тут. Я тебе ее прощаю. Сопроводи, а! Ну будь человеком. Заказчик прижал, зараза, не получится вырваться. А она так ждала. Капустин, друг, ну выручи.
Славке жизнь казалась чередой забавных недоразумений, иногда приятных ,иногда не очень. Жил он легко и не особо задумывался.
Капустин покорно поплелся к шкафу. Бутылку он действительно проспорил. Да и просто, отказать Славке не мог. С него не убудет. Но на такие вечеринки в джинсах не ходят.
Славкина жена улыбнулась, увидев Капустина, быстренько стянула с него отвратительный рыжий галстук, повязала новый, Славкин, синий в серую с черным полоску. Она была красива до умопомрачения, Капустин даже боялся предложить ей руку. Она сама взяла его за локоть.
С непривычки он чувствовал себя неуютно и с трудом заставлял себя двигаться, ходить, здороваться с совершенно незнакомыми людьми. Славкина жена пила бокал за бокалом, он уже перестал удивляться, просто старался не терять ее из поля зрения. Она мелькала среди гостей, с кем -то болтала, смеялась, танцевала, была оживлена и довольна и Капустин неосознанно любовался ею.
А потом вдруг она оказалась рядом, крепко схватила его за руку, подпрыгивая на месте от возбуждения:
- Идемте танцевать. Идемте. Вы не можете отказать даме. Дама слегка пьяна, но все равно отказать не можете.
Капустин усмехнулся и послушно пошел за нею. Прошло уже столько лет с тех пор как он дотрагивался до женщины. Платье желтое, скользкое, обнимало ее талию как вторая кожа, тонкая и теплая, от нее пахло мартини и чем -то еще, дорогим и свежим. И глаза, черные, горячие, какие -то безумные глаза. Капустин беспомощно и неумело топтался в танце, чувствуя, как она все теснее прижимается к нему, жарко дыша ему в шею, бормотала что- то не останавливаясь и сбиваясь, чуть –чуть по обыкновению картавя, о ненужности, о том, какой он волшебный человек, что жизнь пустая, а тут он, что она готова на все за одно его слово... Капустин уже не особо прислушивался.
Только вдруг отчетливо накатило сознание того, что что- то сейчас закончится. Что -то дорогое и важное. Стало больно и горько в том месте, где обычно бывает сердце. Капустин почувствовал давно уже забытую резь в глазах.
Капустин глубоко вздохнул и отстранился. Она смотрела на него, не мигая, жалобно кривя губы, потрясающе красивая. И потрясающе запретная. Жена лучшего друга. Капустин прокашлялся.
- Нам пора. Уже далеко заполночь.
Он взял ее за руку, как маленькую и повел к выходу. Она шла за ним, опустив голову.
Капустин проводил ее до дверей Славкиного дома, засунул руки в карманы дешевого пуховика, чтобы спрятать, как они дрожат.
- Идите домой. Муж наверное уже вернулся, -сказал Капустин и быстро развернувшись, побежал по лестнице.
Он шел по ночному городу. Шел и думал. Думал, как теперь суметь осторожно и незаметно исчезнуть из Славкиной жизни, ничего не объясняя. Как больше не появляться в их доме, не искушать судьбу. Не посягать на святое.
Он смахнул неожиданные непривычные слезы и сжал зубы. Он поступил правильно и ни о чем не жалел. Он не имел права жалеть. Но от этого не становилось легче или радостнее. И вокруг казалось черно и безнадежно. Он устал терять. Абсолютное невыносимое одиночество наваливалось на него всей своей уже, как вдруг оказалось, успевшей позабыться тяжестью, под которой подгибались колени.
Около своего дома остановился, сел на покосившуюся лавочку. Обхватил голову руками. Надо пережить. Это тоже надо как- то пережить. Капустин сдавливал голову изо всех сил, будто надеялся выдавить из нее все мысли. Всю боль и обиду.
Тяжело вздохнул. Выбил из пачки сигарету. Закурил.
- Сережа, - вдруг окликнул его чей то голос.
Капустин вздрогнул и обернулся. И натолкнулся глазами прямо на серые лучистые глаза. Из далекого, и как будто забытого уже прошлого. Они смотрели на него и улыбались.
комментировать 46 комментариев
вторник, 13 ноября 2007 г.
Ээээээээээээ. Про шарф. Бу! Алена С. 08:25:40
 … Она сидела на столе с ногами и довязывала шарф. Любимому. Шарфы вязать любимым- плохая примета. Она плохая. К разлуке. Она сидела и вязала. Широкий черный шарф. Из дорогущей шерсти. Ему должно понравиться. И краем сознания думала, что зря. Ох зря. Грех на душу.
Лицевая. Изнаночная. Лицевая. Страшно.
Подробнее…Нужен был шарф. Нужен был. Позарез.
У нее стыли руки. Не слушались. Форточка была открыта настежь и в нее вместе с порывами ветра врывались хлопья снега. Петля соскочила со спицы и побежала вниз. Черт. Черт. Она торопилась. Надо было успеть.
Молва принесла адресок. Такие не дают объявлений. Их даже нет в телефонных книгах. О них рассказывают чуть ли не шепотом. Приехала. Постучала. Глухой околоток деревни. Старый престарый перекошенный дом. Дверь открыла черная от старости бабка.
Бабка пошептала на воду. Искупала в ней нитки. Денег не взяла. Она принесла ей пирог. С мясом. Фирменное блюдо мамы. Ее предупреждали.
Спасибо таким тоже не говорят.
Торопилась. Надо успеть. Лицевая. Изнаночная
Шарф струился по рукам как живой. Живой и холодный. Шевелился под пальцами. Она скрипела зубами от напряжения и страха. Но вязала.
Матери он никогда не нравился. Мама умнее. Она понимает. А что ты понимаешь в двадцать лет. Когда за плечами только зубрежка в школе и книжки с романтическими бреднями. Что ты можешь знать о жизни. А он появился как принц из сказки. Спокойный, сильный. Умный. Через две недели поженились. Чем она тогда думала? Чем она вообще думала, когда год терпела побои. И пьянки. Маме не говорила. Жалела. Молча. Любила. Оправдывала. Потом ненавидела. Боялась. Ни разу не плакала. Уйти нельзя. За волосы бы притащил. А их всего двое- она и мама. За слова о разводе он мог убить. Он вообще мог убить. Просто так. Она поняла. Поняла, когда ей после реанимации сказали, что детей не будет. Потому что отбил ей все. После этого ненависть пропала. Она просто поняла, что это конец. Его конец. Холодно и пусто подумала, что никогда больше он не тронет ее ни пальцем. Вообще никого не тронет.
Сегодня утром ее выписали. Он не приехал ее забрать.
Лицевая, изнаночная. Лицевая.
Нужно чтоб исчез. Бабка черная. Глаза огромные. Светлые, как у ребенка. А сама черная. В черном платке. Худая как палка. Скрипела при каждом шаге.
И шарф этот... как живой под пальцами. Обвивает колени. Она сама боялась его. Теряла петли. Подхватывала снова. Они соскакивали со спиц, не давались. Приходилось распускать. А надо успеть, он скоро придет.
За окном уже стемнело, но она не могла заставить себя остановиться и включить свет. Нужно подлиннее связать… чтобы хватило. Чтоб наверняка.
С последней петелькой в двери провернулся ключ. Она вздрогнула
Он стоял в дверном проеме и смотрел. Молча. Она поежилась. Но заставила себя подойти. Только бы он не догадался. Только бы не догадался. Сделать лицо поспокойнее. Шарф шевельнулся в ее руках. От неожиданности чуть не уронила.
- Я скучала. – она встала на цыпочки, потянулась к его щеке.
Он опустил чуть- чуть голову. Снизошел. Она отвернулась и скрипнула зубами.
- Я тебе подарок вот… шарф. Зима. Чтоб тепло было.
Он взял. Подержал на ладони. Будто взвесил. Потом кивнул.
- Спасибо. Сейчас одену. Мороз.
Пытаясь изо всех сил сдержать дрожь, она сплела пальцы и сжала их так, что костяшки побелели. В голове стремительно темнело. У горла стоял комок. И нервы были натянуты до предела.
- Ты уходишь?
- Ну а ты думала я с тобой сидеть буду? Мы с парнями пойдем в клуб. А ты вот. Отдохни. Устала поди в больнице.
- Устала, -покорно кивнула она, сжимая зубами рвущийся крик. Ее била дрожь.
Отобрать. Отобрать- молотом отдавало в висках. Он обмотал шарф вокруг шеи.
-Теплый. Спасибо.
- Теплый? –удивилась она. – А. Ну да. Это же шерсть. Чистая. Это хорошо…
Он вышел. Дверь за ним захлопнулась и она без сил упала на пол. Ее трясло как в лихорадке, чтобы не закричать она до крови кусала губы. По подбородку потекла тоненькая алая струйка. Стерла ее ладонью.
Это грех . Грех.
И бабка сказала. Предупреждала. Она за тебя отвечать не собирается. Сама за все отвечать будешь.
Все к тебе вернется. Все вернется.
И сил терпеть не было больше. И некому было защитить. И как любила когда -то…
Побежать. Догнать… Она обхватила себя руками.
Нет.
Она чувствовала как внутри все превращается в лед. Набросила на плечи шаль и пошла к соседке. В гости на чай.

Следователь был смешной, совсем мальчишка. Не знал что делать. Что говорить. Жалобно смотрел на нее прозрачнейшими голубыми глазами. Доверчиво сообщил, что закончил педуниверситет, а денег учителям не платят. Вот и пошел сюда. А это первое дело. То и дело заикался. И нос у него совсем покраснел от мороза.
- Вчера я была у соседей. В гостях. У них крестины, вот меня позвали. Конечно меня видели. Человек двадцать. Ну да. Бил. Ну и что. А кого сейчас не бьют.

…дело потом закрыли. Потому что нет улик. Нет подозреваемых. И вообще ничего нет. И даже шарфа, которым он задушен, не нашли, только и определили, что шарф был шерстяной и черный, в крупную вязку.


Настроение: развлекаюсь вот.
комментировать 15 комментариев
среда, 7 ноября 2007 г.
Алена С. 11:33:03
Запись только для меня.
пятница, 26 октября 2007 г.
улыбнуло :о) Алена С. 03:42:10
 Приходит в детский садик новая воспитательница.
Детишки мелкие, года по 3, сидят, притихли, смотрят на новую тетю внимательно.
- Здравствуйте, дети. Меня зовут Жанна Геннадьевна.
Тишина. Детишки переваривают сложное имя-отчество, только слышно как ресницы шуршат... И тут тихонько, чей-то робкий голосок:
- Жадина Говядина?
комментировать 12 комментариев | Прoкoммeнтировaть
четверг, 18 октября 2007 г.
Книги писать не получается. :о) ну вот. подлиннее вам. :о) для девочек. Алена С. 05:02:42
 - Привет.
- Как дела?
- Хорошо.
- Ты спишь?
- Сплю. И я не хочу чтобы в два часа ночи меня будили звонками. Я не хочу чтобы мне рассказывали о своих бедах. И просили помощи и поддержки. Я не хочу быть умной, все понимающей и все прощающей. Я хочу быть слабой и глупой и нужной кому -то именно потому, что я такая слабая и ни на что не способная. Хочу спрятаться за твою спину и вылазить оттуда только чтоб добежать до салона на маникюр. И мне вовсе не надо чтобы ты зарабатывал невозможную кучу денег мне на норковые манто и кольца с бриллиантами. Мне просто нужны любовь и поддержка. И понимание что я любима. И что когда мне плохо я получу от тебя всю твою душу.
На том конце замолчали. Видимо шокировались.
Подробнее…- Что молчишь? – мрачно буркнула я и повесила трубку.- Сам поди такой же.
Сон не шел. Более того, спугнутый внезапным звонком, он пропал окончательно. И снотворное потрачено зря. Я зло ткнула кулаком подушку.
С тех пор как муж ушел к моей подруге, я потеряла сон, километр нервов и десять килограмм живого веса. В зеркало смотреть не хотелось. Оттуда смотрели безрадостные мрачные глаза тридцатилетней одинокой женщины. Не старой. Не глупой. Не уродины. Просто пустые глаза- это страшно. Вот и все.
Все начиналось радужно и счастливо. Кто бы мог подумать, что и у радуги на конце может быть не только котелок с золотом, но и проигрышный лотерейный билет. Кому как повезет. Я вот всегда вытаскиваю пустой билет. И даже к гадалке ходить не надо, чтобы выяснить, кто сегодня по жребию у нас в семье моет посуду.
Мужниной женой я стала рано. Сейчас понимаю. В восемнадцать лет. У меня была коса, второй курс истфака, веснушки и мама с папой- преподаватели в не очень престижном вузе. «Если с какой стороны», как говорила бабушка. Если смотреть со стороны прозы жизни, то наше знакомство с будущим супругом было романтичным, а если со стороны мыльных опер- то на редкость занудным. Он подарил мне ветку мимозы. Просто шел по улице и дарил всем женщинам ветки. На восьмое марта. Шел снег, прямо на эти хрупкие веточки, будто усыпанные тертым желтком. И он просто за меня зацепился глазами. Глаза, надо сказать, у моего мужа потрясающие. Когда я мечтала о дочери, хотелось ей именно папины глаза. Большие, черные, пронзительные. Но при этом возникает желание не спрятаться от них, а наоборот. Иди прямо в них и не останавливаться. И утонуть. И хоть трава не расти. Дочь кстати, мне даже снилась. Именно такая. В розовом кружевном платьице. А потом оказалось вот так… И мы завели котенка. Теперь муж ушел, а котенок остался. Вернее уже не котенок, а здоровый рыжий котяра.
Ну и вот. Дарил ветки. Зацепился. Потом говорил что первым делом увидел мою косу. Когда ее обстригли, муж вечером увидел- обрыдался. Никак не мог ко мне такой привыкнуть. Ходил и дергал волосы на затылке. Волосы кудрявились и топорщились. Я походила на подростка. Стрижка мне шла. А коса хранилась на антресолях.

- Я ухожу. Я люблю другую женщину. Ты вправе меня ненавидеть. Ты самое лучшее что у меня в жизни было, но 6ыло. Я люблю другую. Прости.
- И долго ты ее любишь?- мой собственный голос казался чужим и равнодушным.
- Долго. Пять лет. Прости. Она тоже страдала. Не вини ее. Это все я. Она тут вообще не при чем. Это я. Увидел ее и все. Пропал. Ты не думай, я сопротивлялся. Но это сильнее меня. Она как солнце, как воздух. Ничего без нее не могу. Я просто сделал все, чтобы она была со мной.
Муж не умел заигрывать. Он не умел ухаживать. Строить глазки не умел тоже. Он был беспомощным как ребенок. Идея о беспомощной перед его нахрапом женщине не прошла со мной. Его просто пришли и взяли за поводок. И он пошел. И уже пять лет шел за тем поводком. Видимо не слишком крепко тянули. Правда возвращался. Здесь его холили, лелеяли, любили, ждали. Кормили. Обстирывали. Там был праздник, а тут быт. И на том спасибо.
- У нее будет ребенок.
Это был удар человеку, стоящему на коленях. На коленях я стояла. В душЕ. С виду была спокойна и деятельна. Молча собрала ему чемодан.
Я просыпалась всегда на этом месте. Сейчас уже стало реже сниться. Раньше- каждую ночь. Каждую ночь я жалела, что выставила его за дверь. Но каждое утро убеждалась, что поступала правильно. Я была брезгливой до невозможности.
Он ушел. А я осталась.
Я ничего не заметила. Раньше все время удивлялась, как в кино не замечают жены такого очевидного факта как измена. Теперь я сама оказалась в категории. Брошенных жен. Которые все узнали последними. Были были, жили, любили мужа, ну как могли так и любили. Как могли так и жили. А потом оказались отбракованными. Слово какое- то… каламбур почти.
Муж был интеллигентом и чистеньким мальчиком. До мозга костей. Полировал себе ногти, читая Шопенгауэра. В оригинале. Забить гвоздь сначала звали моего отца. Потом я сама научилась. С мужа надо было сдувать пылинки. Он не любил быть сволочью. Поэтому сволочью приходилось быть мне. Ругаться в очереди, возвращать некачественные купленные мужем вещи. Гонять ЖЭК. Муж ворчал на меня за загнутые в книгах страницы и за некультурное сидение за столом с задранными на стул ногами. Когда коленки у подбородка.
Подруга была красивая. Безумно красивая. Но я думала что она более разборчива и принципиальна. Когда то я много чего думала. Сейчас думала меньше. Сил не осталось. Да и оказалось, как -то неправильно я думала…
Мне казалось что сейчас у меня лопнут глаза.

Я их встретила через два года, в центре. Они шли, держась за руки, вокруг них нарезала круги маленькая пухленькая девочка в розовом платьице с круглыми, черными, будто кукольными глазами.
Муж остановился как вкопанный. Смотрел на меня, как будто пытался съесть глазами, ну или хотя бы откусить кусочек. Откусить кусочек не получалось. Так смотрят на человека, которого уже в душе давно похоронили. Ну вроде бы где -то в глубине души соскучились. А он вот тебе на, появился и очень даже живой. Я не знала, что с ним было за эти годы. Доброжелателей и общих знакомых, готовых в подробностях поделиться со мной его интимной жизнью, было хоть отбавляй. Но я обрывала. Решительно. Мне было нечего делать в его жизни. И знать о ней я не хотела. Хотя желала ему счастья. Но себе тоже желала. И чем больше времени проходило, тем сильнее и решительнее я желала счастья себе.
Иван крепко держал меня за руку, как всегда шагая чуть впереди, будто в случае чего хотел прикрыть меня от всего мира. Вот и сейчас, когда мы все остановились, он будто невзначай слегка задвинул меня за спину.
Муж неуверенно протянул ему руку. Я улыбнулась. Оказалось, что это легко. Все в жизни легко. Если не рвать жилы. Если просто жить. И желать себе счастья. Себе и другим. Обязательно другим. Но себе все таки больше.
Иван как то сказал что в тот самый первый вечер, когда я, сошедшая с ума от пары бокалов очень даже неплохого шампанского на Новый год, одна, в ресторане, черт, как это я решилась на такое, а просто поняла что еще чуть -чуть и я вскрою себе вены, даже примерялась однажды, хохотала так искренне и весело над его предложением завтра слетать в Питер, просто поразила его этим, как он выразился, простого ничем не примечательного клерка, вдруг рискнувшего подойти к одинокой красивой женщине. А красивая женщина хохотала и боялась остановиться и разрыдаться от безумной жалости к себе. Хохотала и повторяла, держа этого незнакомого мужчину за пуговицу на белоснежной рубашке: «Счастья вам, счастья». В Питер мы так и не полетели тогда. И вообще никуда не полетели. А утром Иван притащил в постель кофе и бутон белой розы в хрустальном бокале. И клубнику.
Муж пробормотал что то невнятное. Подруга уже пришла в себя настолько, чтобы потянуть его за рукав, прочь, хотя не настолько, чтобы со мной поздороваться. Мы разошлись в разные стороны. Почему то на душе было легко и спокойно, как будто сегодня я что- то отпустила от себя. Наконец- то отпустила. Улыбалась.
Я положила руку на круглый восьмимесячный живот. Вот тебе и бесплодие. И показала фигу всему миру.
комментировать 18 комментариев
среда, 10 октября 2007 г.
Про что- то. Алена С. 04:25:40
 Бабка старая шла мимо. Несла в кармашке старого пальтишка остатки пенсии в триста рублей. Остановилась. Около рынка стояла женщина. Худая и бледная. Красивая безумно, но страшная в этой своей худобе и смертельной усталости. С синими впалыми глазами. Протягивала что то в платочке в красный горох.
- Купите душу. Недорого отдам. Надоела … - бормотала женщина.
Подробнее…Бабка схватила узелок. Сунула деньги. Все что было. Жалко стало… принесла домой. Развернула, заплакала.
- Кто ж тебя так, бедняжечка.
Там сидело что- то. Маленькое, взъерошенное. Черное. Птица не птица… непонятно что. Страшненькое. С руками. С крыльями. Крылья перебиты. Глаза только вот, человеческие, большие. Страдающие. Черные. И дна в них не видно. Стало жить за геранью на окошке. Молча.
Рисовало. Уперло у бабки карандаши, которые она соседскому мальчишке на день рождения купила. Рисовало. Безумие и усталость. И бред немножко. Что -то черное с желтыми разводами. Больное. Вот истерика, она будет красным. В уголке… капелькой. Она потому и с краю, чтоб не видно… брызнуло и все. Понятней чтоб. И еще вот человеческий глаз. Почему глаз… потому что глаза –это зеркало души, а какая душа у безумия… он прозрачен, как хрусталь, в нем стоят слезы, безумие- оно всегда одиноко… он видит то чего не видит больше никто и от этого страшно. Кто безумен- те, кто по ту или по эту сторону картины. Кто смотрит и видит человеческий глаз на фоне желтых с черным разводов или тот, кто видит одинокого человека, раздираемого внутренними демонами. Еще рука, обычная худая человеческая рука. А в ней сердце. Еще живое. Еще бьется. Пусть будет двадцать ударов в минуту. Пусть. Как видит, так рисует. Бормочет что -то.
Бабка смотрела рисунки, боялась подходить. Но подходила. Пересиливала себя. Брала на руки. Осторожно, как цыпленка. Душа вздрагивала, съеживалась. Закрывала глаза. Боялась, когда руку заносили чтоб погладить. Бабка отогревала ее дыханием. Молоком поила. Чайную ложечку в день. На свечке грела.
Однажды, через год что ли…душа вылезла из- за герани. Протелепалась по коврику, залезла на стол. Бабка смотрит: не ежится больше. И глаза вроде посветлели. Протянула руку. Душа царап ее коготками, взгромоздилась на палец. Сидит жмурится. Бабка смотрит- душа воткнула себе в ухо опавший розовый цветочек, украсилась.
- Чаю хочешь? С булочкой? Только что испекла.
Душа кивает. Чирикает что -то. Конфеты любит. Глаза- как родники.
Пришел внук. Высокий. Красивый. Заграничный. Привез бабке новое пальто. Удивился, обозвал душу недоразумением. Она обиделась, нахохлилась. Глазищи опустила. Чмокнул бабку в морщинистую щеку, сел пить чай. Бабка на него не наглядится. Взял душу на ладонь. Она скукожилась. Испугалась. Фыркает. Крыльями машет.
Погладил ее по малюсенькой взъерошенной голове. Рассматривает. Бабка смотрит: душа сидит, мурлыкает. Как котенок тихонько так, на огромной ладони.
Сказал:
- Какая она… красивая у тебя.
Стал часто появляться. То конфету принесет. То зеркальце с позолотой. Бабка смотрит: душа ждать его стала. Прихорашиваться. Уже не боится его. Сама на палец прыгает. Трется головой о его щеку. Однажды принес колечко. Как будто кружевное. Душа прямо засветилась вся. Нацепила на шею и к зеркалу. Бабка улыбается беззубым ртом. Пошла за пирожками.
Вернулась, а внук сидит и сжимает в кулаке душу изо всех сил. И глаза у него такие.. равнодушные. А душа молчит. Смотрит на него так грустно и доверчиво. И молчит. Бабка кинулась отнимать.
- Что ты делаешь, ирод. Живую губишь. Она ведь тебе поверила.
А он так, пусто… обыденно:
- А какая разница, я или кто -то другой. Все одно. Другую найду. Вон их сколько.
И вышвырнул уже мертвую в окно.
комментировать 30 комментариев
вторник, 9 октября 2007 г.
Алена С. 02:18:41
Запись только для меня.
среда, 26 сентября 2007 г.
Даже не знаю что это такое. Алена С. 06:55:30
 Пока меня не было в Красноярске, у меня на сессии жила сестра. К моему приезду она уже уехала. Я вернулась.
Я вошла в кухню. На столе стояла красная роскошная роза. В пивной бутылке.
Зацепило. Неожиданно и остро. Невыносимо. Красиво … показалось так. Но грустно.
Я срезала стебелек и поставила бутон в бокал из- под шампанского.
Стало не так грустно. Но и не так остро.


Настроение: ни о чем
комментировать 5 комментариев
вторник, 25 сентября 2007 г.
Отпуск. Алена С. 05:55:48
 отпуск дело такое...
еле еле вставила фотографии. даже не представляю как к ним писать комменты... черт. :-)­
первое- не смотрим даты. даты дело такое... фотоаппарат был сложный. в плане характера. даже мои крутые мозги, которым порой череп жмет,не сумели придумать как заставить это чудовище показывать дату хотя бы близкую к реальности. так что даты. время кстати тоже сбито.
Подробнее…второе. дело происходит в Алуште. Алушта город маленький, в общем то уютный, имеет свой винзавод, у них это называется совхоз (?) Массандра, так что если бы Алена пробыла там подольше- спилась бы нафиг. тем более что и пиво там рулит. вино тоже рулит. молоко кстати тоже рулит. ну... если их отдельно. ;-)­
в третьих- себя любимую фотографировала во всех позах, только что на голове не постояла, вот и вы любуйтесь, так что кому нужны красивые виды крымской природы, могу потом выложить парочку. впрочем, я на их фоне тоже смотрюсь ничего себе так. особенно в зимней кофте. как Вы понимаете, я конечно человек северный и привыкла одеваться тепло, но не настолько чтобы при наличии хорошей погоды все таки кутаться. в связи с чем у вас должен созреть совершенно логичный серьезный не вовсе даже не радужный вывод: погоды не было. вернее была. плохая. там дальше увидите.:-)­ ехали в крым, чтобы приехать практически в сибирскую осень. море было 10 градусов, студить свойю драгоценный зад я не полезла. я и здесь с таким же успехом могу ее выстудить.
в четвертых- здесь бардак. все перепутано . постараюсь прокомментить по возможности. улыбайтесь люди. отпуск 2007.

ну поехали
вид на зубцы горы ай-петри. неплохой такой вид. ветер был жуткий, сдувало буквально, в связи с чем на самих зубцах я не повисела. хотя ну очень хотелось. я вообще человек такой что висю на всем что хоть на пару метров выше уровня моря. не пустили. костьми легли.
­­

Алушта с высоты птичьего полета. насчет высоты полета не знаю, ползли на горку долго. :о)
­­
­­
водопад. когда с Ай-Петри возвращались. Люди!!! там совершенно тошнотворный серпантин. не думайте, я не боюсь, и вообще на экстрим меня тянет со страшной силой. но это было просто ужас. укачало нафиг. кстати: на одной экскурсии в автобусе на подлокотниках висели полиэтиленовые мешочки. сами-знаете -зачем. никогда не видел как этим пользуются, не дай бог увидеть а еще хуже- самой воспользоваться. но... ух мне бы мешочек такой на том серпантине.
­­
волнорез. пляж. холодно. сыро. пляж пустой. одни чайки и медузы в море. моржи в крым не ездят. дураки видимо тоже, когда такая погода. только мы вот. в толстовках на пляж притащились. деньги кстати, за это с нас взяли исправно. по полной программе. не хотите- не ходите на пляж. идите лежите дома.
пляжи платные все. просто все. это даже забавно. шли вдоль берега два часа. зашли далеко за алушту. все пляжи огорожены. диких нет. вернее наверное есть, но за них тоже надо платить. вот так то.

­­
­­

английский сад Воронцова. люди это просто супер. никогда не думала. камешки- естесственно раскатившаяся гора. из этого дела... диабат что ли называется построен сам дворец. гора раскатилась, сад делали, так ее и оставили. идешь по саду, когда объясняют- понимаешь, что каждое дерево ПОСАЖЕНО. а так идешь и кажется, что оно само тут придумало вырасти. прикольно. даже вот тебе искусственные пруды смотрятся как живые... то есть настоящие.

­­

О!!!! обратите внимание. VIP-гостиница в Симферополе. из окна автобуса сфотала. не могла пройти мимо. шедевр. остальное еще хуже здание. просто в кадр не влезло. шикарное место. хохотала. дикий людь я все таки.
­­
ханский дворец в бахчисарае. угу. рассказываю. Бахчисарай у меня всегда вызывал только самые романтические ассоциации, вот хрен знает почему. поэтому экскурсию в него я выныла. буквально слезами и кровью. блин... хотела еще в коктебель. но ПОГОДА- страшная сила. ну так вот. ханский дворец. любопытное зрелище. в оригинале не сохранился. это уже сто раз перестроено и восстановлено. кстати, к приезду Екатерины II его в очередной раз восстанавливали. в итоге архитектора сняли с должности. потому что он отличился особым рвением, и увлекшись восстановлением летнего дворца, подчистую разобрал зимний. ну что поделаешь... беда в россии с ними... с такими...:)­
­­
гарем. гарем. помещения в нем маленькие, из чего я сделала вывод, что поскольку хан наверное любил своих жен и не набивал их как селедку в бочки, значит жен он имел мало. штуки три. хотя мне бы наверное одной было тесно... ну эт я так... кстати, в турции нам говорили, что НИКТО не знает что было в гаремах на самом деле. потому что ни одна блин жена и наложница об этом не рассказывала. в турции последняя многоженная жена умерла в прошлом веке. и она никому не рассказывала. а мы книжки читаем. про Анжелику вот опять же... чего я это ее вспомнила... брррррррр. мозги в отпуске слиплись. :о)
­­
где то здесь снималась девятая рота. наверное здесь...
­­
ханский дворец
­­
дорога в монастырь. монастырь мужской. монашеков не видели. монастырь прямо в скале. кельи в скале, храм в скале. у них даже куры в скале живут... или не куры. какая то живность в общем. в общем то красиво.
­­
ексатерининская миля. возле ханского дворца стоит.
­­
­­
золотой фонтан в ханском дворце :-?­
­­
или здесь снималась девятая рота... люди, кто ее помнит, посмотрите...
­­
свято успенский мужской монастырь. ну тот самый. в пещерах.
­­
­­
пещерный город. о! это клево! Чутуф -кале. надеюсь написала правильно. ну очень любопытно было.
­­
­­
улица бахчисарая. ну вот. говорю же... почему у меня такие ассоциации этот город вызывает... город как город...
­­
пещерный город
­­
фонтан слез в ханском дворце. угу. тот самый. знаменитый.
про это:
Александр Пушкин

ФОНТАНУ БАХЧИСАРАЙСКОГО ДВОРЦА

Фонтан любви, фонтан живой!
Принес я в дар тебе две розы.
Люблю немолчный говор твой
И поэтические слезы.
кстати, розы же ж до сих пор кажн день кладут в него. как пушкин.
­­
шикарная погода. о. это да. смотрите и рыдайте.
­­
воронцовский сад. сад.
­­
вид из воронцовского сада. ничего да? утром выйти на крылечко, потянуться. :-)­
­­

вид с горы ай петри.
­­
водопад
­­
водопад в воронцовском саду.
­­
воронцовский сад
­­
воронцовский дворец
­­
дядька какой то взял кадр испортил. скотина.
­­

воронцов
­­

замок "Ласточкино гнездо"
­­
аю даг. Медведь -гора. тоже откуда то я ее знала. из литературы что ли...
­­
отличная погода смотрите не промокните
­­
­­
комментировать 31 комментарий
пятница, 24 августа 2007 г.
Для девочек. Алена С. 02:45:01
 Она собиралась выйти рано утром. Надо было спешить, через три минуты автобус отходил от остановки. Если как следует втянуть и без того впавший живот, и вообще как следует подобраться ,можно втиснуться в автобус, идущий по четвертому маршруту. Мимо голубой церквушки, рядом с военкоматом, в котором до революции был публичный дом. Мимо ателье, где шьют так ужасно, что даже за деньги носить этого нельзя, но ничего более удачного в районе нет. Мимо рынка, где «не наши» парни торгуют золотыми абрикосами.
Подробнее…Она поправила волосы и в последний раз глянула в зеркало. И вдруг ничего там не увидела. Там было пусто. На том месте где должны были быть глаза- в зеркало смотрела с картинки со стены окривевшая кошка. Кошка окривела внезапно, вандалы в лице маленького сына выколупали на картинке глаз. С тех пор несчастная смотрела на мир одним родным глазом, а вместо другого просвечивал обойный цветочек. Пусто.
Она в общем то не удивилась. Она давно подозревала что тает. Что люди перестают ее видеть. Но чтобы вот так. Откровенно… «Хамство какое то»- ругнулась она неизвестно на кого.
«На работу опоздаю»- пришла мысль номер два.
«Кто же теперь будет кормить Мишку»- три.
Зачем поправлять теперь волосы, все равно никто ее не видит. Она сбежала по лестнице. На улице очень по –летнему пригревало солнце. Мужчины шли сквозь нее и не чувствовали что где то около левого кармана вздрагивало невидимое сердце. Женщины, как существа более чуткие, все таки как то обходили стороной… непонятно что, но обходили…

…А как давно это было. Лет шесть назад. Еще до ее некрасивого развода. Когда муж на руках носил. И прохожие оборачивались. Дарили цветы на улице. И Мишка- как самое дорогое, самое, кровиночка, подарок целому миру. Шлепнулся в подол человечества тебе. С мамиными глазами.
А потом муж взял и ушел. Потому что стало скучно. Зачем каждый день есть салат из огурцов, когда можно попробовать много и разных… вот и ушел. Пробовать. А она осталась. В опустевшей квартире, где, после его ухода, казалось, гуляло по углам эхо. И Мишка как будто что то понял… что он мог понять…малюсенький мужичок. И развод как будто отобрал полжизни. Она покорно смотрела, как муж выламывал и выносил ванну. Отсудил. Сын по-взрослому смотрел на отца. Не мигая. Молча. Не подошел. Спрятался за мамину юбку. Никогда больше не сказал «папа». И было ему три года.
Она потускнела. Влезла в длинные юбки. Стало не хватать денег. Мишка рос как на дрожжах, уже читал. Жизнь стала похожа на череду одинаковых серых дней. Как дождь, который зарядил и никак не может закончиться уже неделю. Монотонный, убийственно серый дождь. И невыносимая ненужность женщины.

Она втиснулась в автобус, по привычке крепко ухватившись за поручень всем телом, чтоб не отодрали в процессе высадки особо ретивые пассажиры. Никто не заметил. Как никто не заметил ее пустого места на работе. Все пили чай, сплетничали, обсуждали друг друга и между делом, дела рабочие. Все было как обычно.
Под конец рабочего дня вдруг прибежала совершенно встрепанная и обезумевшая секретарша ,она всегда бегала вот такой встрепанной, как будто в ее жизни постоянно происходили совершено невозможные катаклизмы на зависть серым будням.
«Будет бал. Бал!» - прокричала она, подпрыгивая, и унеслась на третий этаж.
Все всполошились, забегали, корпоративные гуляния всегда вызывали повышенный интерес ввиду наличия на этаже новых сотрудников с их потрясающими должностями. Особенный интерес вызывал сотрудник слева, который заехал в кабинет на прошлой неделе и по которому разом начала сохнуть вся женская часть этажа.
- Таких принцев давно не делают. Какой то импортный вариант,- авторитетно заявила Люсенька, маленькая, хорошенькая и влюбчивая.
И все согласились: таких действительно давно не делают. И что этот обязательно будет Люсенькиным.

…Мишка сопел как паровоз, высунув из под одеяла свою пятилетнюю попу и зарывшись лицом в подушку. Бабушка уложила. Сидела в кресле у телевизора и вязала ему носочки.
Она устало опустилась в кресло напротив. Сегодня в десять – бал. Она не любила подобные вечера. А сейчас, когда вдруг оказалось что она еще и невидимая- тем более. Нужно переделать кучу вещей, перегладить и перестирать. Пол надо бы вымыть. И приготовить на завтра суп.
«Ладно, взгляну хоть одним глазком. И домой. Отвлекусь хоть.»- подумала она. Фея улыбнулась. Она тихонько сидела на ее плече. Нашептывала ей правильные мысли.

…У него весь вечер было ощущение чьего то взгляда на своем лице. Хорошего, спокойного, доброжелательного взгляда. Он оборачивался, но никого не видел. На руке висела маленькая хорошенькая и в меру пустая девочка Люсенька из соседнего кабинета. Периодически он стряхивал ее с руки под предлогом необходимости переговорить вон с тем дядечкой- деловым партнером. Люсенька надувала губки, но пока стряхивалась.
Он вышел на балкон. Над городом висела полная луна. Гипнотизировала. Он потягивал коктейль и думал. Ощущение чужого взгляда как ни странно не исчезало. Он оглянулся. Было пусто. Он передернул плечами, дурацкая привычка, оставшаяся из детства. А потом почувствовал что то странное. Как будто рядом кто -то остановился. Он почувствовал чье-то тепло рядом. Легкое. Еле уловимое.
- Ты кто? -спросил он, сам не зная почему и сам не ожидая получил вдруг в ответ еле слышное:
- Я…
Фея улыбнулась и вспорхнула на его галстук.
Он почему то не удивился голосу из пустоты. Как будто так и было нужно.

Это был самый странный вечер в его жизни. Он сидел на перилах и уже столько времени болтал с неизвестной женщиной, у которой был такой грустный, милый голос. Болтал обо всем на свете и иногда с какой -то тоской и страхом думал, что вечер должен закончится.
Когда часы в приемной пробили полночь, она сказала:
- Мне пора.
- Еще хоть пять минут…- он впервые попросил женщину остаться. Невидимую, неизвестную женщину. Побоялся потерять. На миг показалось, что все остановится и ничего уже не будет за этим ее уходом.
- Мишка испугается…- пробормотала она.
- Как, ну как мне увидеть тебя…
- Я не знаю.
Он понял, что она уходит. Непонятно как, но понял. И что она обернулась в последний раз.
Фея вдруг торопливо выхватила из за пояса кисточку и нарисовала на фоне стены мягкий тонкий овал лица. Пушистые светлые волосы. Длинные, такие удивительные серые глаза. Детские губы. Шею. Прорисовала узкие плечи... И платье. Какая же фея придет на помощь без платья… такое. Обычное голубое платье с цветочком на поясе. Самое лучшее, что нашлось в шкафу. А не все ли равно… и хрустальные туфельки. Старенькие лаковые босоножки на немного стоптанном каблуке. Конечно же 35 размера.
А принц стоял и не мог оторвать глаз. Вот ведь как бывает.
…И она, наверное, больше никогда не будет одинока.


Настроение: немножко грустное. а вообще- приятное.
комментировать 12 комментариев
нечаянно удалила. жаль. ну еще раз выложу :о) Алена С. 02:36:48
 Слово за слово.
Идешь по улице. Рассматриваешь себя в витринах.
Твоя ауди припаркована за углом. Или не ауди. Не важно. Черная.
И не то чтобы ты богат. В общем- то. Так. Хватает.
Может у тебя даже должность такая… ну, например, генеральный директор. Фирма небольшая. Но вполне узнаваемая. Пусть будет так.
Достаточно и на прожить, и на отпуск. И на то чтобы не питаться пиццей в соседней забегаловке.
Ты компетентен. Уважаем. У тебя есть свое имя и вес.
У тебя хорошие пиджаки и галстуки в тон.
Твоя жена достаточно красива, чтобы суметь удивить твоих коллег.
Твоя жизнь упорядочена. Ты любишь свою работу. Свою жену. Своего ребенка.
Ты в общем то понимаешь толк в хорошей жизни
Ты можешь позволить себе многое. Особенно когда захотелось. Вместо того что бы бежать жену радовать- упал с той, кто подвернулся
Наутро- угрызения совести. Уже со временем наслаждаешься ими. Потому что остренько. Похмелье короче. Похмельем же тоже можно наслаждаться - "славно отожгли".
Жене –шубу. Или букет. Или колье. По обстоятельствам.
И пару дней- виноват. Потом все заново.
Ах да! Ребенку купить компьютер. Новый.
Твой ребенок пошел в пятый класс.
Английский, немецкий, музыкальная школа, художественная. И танцы.
И не видит родителей неделями. Только в отпуске, когда все втроем едут на море.
Там папа делает новые связи, а мама лежит у бассейна. А он снова не у дел. Но видит их обоих каждый день. Что его радует. Умеет довольствоваться малым.
Маму к телефону зовут редко.
Она в спа салоне. Или на маникюре. Или на работе. Изящная профессия- хозяйка салона красоты.
Она любит свои руки. И волосы. Она ухожена и собрана.
Ее любовнику двадцать лет. Он глуп, молод и красив. И довольствуется малым. Мальчик.
Он незаметен в ее жизни, потому что знает свое место.
Он ее устраивает.
И чудесен в постели.
Он студент журфака. Достаточно умен, чтобы понимать, что можно с нее взять. Помимо красивой жизни. В ее салоне он как украшение. Делает глаза величиной с тарелку. Изображает глупость. Самому тошно.
Он смотрит. Видит. Знакомится. Полезные знакомства- дело серьезное. Пригодятся.
Богатые красивые и одинокие женщины. Иногда им хочется поговорить.
Выходя из душа, он смотрит на нее. Не стесняясь. Она за все платит.
А пока он сдает сессию и устраивается на работу к ее мужу. Она поможет. Ей для ее мальчика ничего не жалко. Пока он знает свое место. И не требует многого
Одеваясь, поглубже прячет в карман маленькую цветную фотографию девчонки Маринки. Девочки с голубыми глазами. На которой собирается жениться на следующее лето.
Маринка смотрит родниковыми глазами на небо. И не понятно- где небо, а где глаза. Что в чем отражается. Она просто маленький человечек. И счастлива. У нее есть котенок и мама с папой. И первый курс с пятерками. И она безмятежно мечтает о каникулах на даче. И о том, что когда – нибудь, когда она станет известным писателем, она встретит свою большую любовь.
И на ней я поставлю точку.
комментировать 2 комментария
понедельник, 23 июля 2007 г.
ни о чем. Алена С. 08:58:50
 Как у меня дела. У меня дела. Нет у меня никаких дел.

Лето кончается. Ночи холодные. Днем правда еще жарко. Пока жарко. Вчера был ливень.

Машина- как чушка. Грязная, грязная. Облили из лужи. С подбитым глазом. Нам разбил глазку (вернее не глазку а маленькое стеклышко в боку рядом с большим, ну… у спаськи 97 года такие есть) какой -то гад дяденька камнем из под колес. вот гадина. Теперь вид у машины не просто шкодной тапочки, а шкодной тапочки с подбитой морденью. Не подходи.

В детстве носились под дождем. А сейчас: в этом дожде сколько отходов с заводов? И вообще, облысеешь.
Раньше в детстве сосали сосульки. Тоннами. Сейчас: горло заболит, дура.
Раньше палец покажешь- смешно. Сейчас- ша. Я пошла работать. А остальное глупости.
Раньше- дед Мороз и «хочу на новый год новую куклу». А сейчас что? Пишешь пароль в своей почте: «деда мороза не бывает» или еще хуже «дед мороз –м%дак».
Потому что деду морозу не хватило денег на наше счастливое советское детство. Хотя. Если вдуматься, нашим родителям, которым прессованный какао-порошок был за самое что ни на есть супер лакомство, пришлось еще хуже.
И Барби мне подарили в пятнадцать лет. Когда по идее надо было дарить не Барби, а тушь для ресниц. Научилась бы краситься пораньше… избежала бы кучи комплексов.

Или вовремя бы обстричь косу, которая до колен была и совершенно мне не шла… у мамы руки на эту косу чесались со страшной силой лет десять. В одиннадцатом классе –дорвалась. Обстригла на двадцать сантиметров. Алена после этого неделю дулась- много обстригли. Налысо почти, ага. Потом привыкла и в универе подстриглась под мальчика. На экстрим потянуло. Два дня рыдала возле зеркала. Ужас. Волосы- не нервы- отрасли новые.

Или вот о талии. Самая что ни на есть проблема. А кто бы сомневался. Диеты- это ж%па. И вообще, врачам я уже неподконтрольна давно. И дом «ля-ля» на Курчатова порой плачет кровавыми слезами по поводу того, что я не сдаюсь им самостоятельно. А гордость у меня своя такая. Меня надо пригласить!
Наша семья очаровательными 90-60-90 никогда не отличалась, папа у нас так вообще такой. Круглый. А круглый не потому что толстый, а потому что ростом мы не вышли и качались в юности много. И хотя мы всем втираем про гордые 175, но на самом то деле дай бог чтоб 172 вышло бы… а с возрастом поди еще стоптались. Вот и получилось. А вы не думайте, 50 лет а живота нету.
Алена маленькая, может год-два, болтать начали раненько, видимо, мне всегда было что сказать, в детском мире, увидела Вини-Пуха. Смотрела, смотрела, потом так палец выставила на него и выдала: «Папа».
А вот так. Ребенок зрит в корень.
Талии нет. Ну и фиг с ней. Зато целюлита никогда не будет. Не в кого.
А о диетах… грохнулась через неделю после кремлевской. И на том мое диетное увлечение и закончилось.
Я себя люблю и мучить не буду.



Настроение: не депрессия. :о)
комментировать 14 комментариев
четверг, 19 июля 2007 г.
... c'est la vie... Алена С. 04:12:59
 На стекле сидела муха. Недоступная. Потому что сидела она со стороны улицы. Васька задумчиво жмурил глаза. То что муха в подобной ситуации недоступна он прекрасно просек, пару раз брякнувшись носом об стекло, так что не собирался заморачиваться бездумной охотой.
Васька был неправильный кот. Он был дурак. И скотина. Дурная ленивая черная скотина. Лень въелась в Васеньку настолько, что даже черный хвост его излучал отсутствие всякого интереса к жизни.
Лидочка, считавшаяся в общественной столовой официальной хозяйкой Васеньки, души в нем не чаяла. Васька отъел на казенных харчах себе ряху такую, что в дверь не пролезала. Инстинкты охотника дремали в нем со страшной силой. Васька с подоконника вяло помявкивал на в конец обнаглевших мышей. Мыши подыгрывали, делали вид, что боятся. Шевелили усиками. Лидочка визжала во все свои легкие. Мыши ее боялись и разбегались. За что Васька получал сметанки. Он нагло пользовался подобной Лидочкиной слабостью.
Не то чтобы он ее не любил. Лидочка была одинокая в личной жизни и толстая. И ее было немножко жалко. А Василий таким вот образом вносил разнообразие в ее скучное существование. Чего стоили только те полчаса, когда вся кухня ахала над толстой Лидочкой, пока она, хлюпая веснушчатым носом, рассказывала про «воооооооот такую мышь и если бы не Васенька…» Васенька сидел на окне с безразличной мордой, делая вид, что его это совершенно не касается.
Лидочка жила с матерью, и Васенька, в общем то, был единственным существом, которое хотя бы делало вид что привязано к ней. Мать была старая и склочная. Лидочка из сил выбивалась, пытаясь ей угодить, но старуха не позволяла ни на минуту усомниться, что Лидочка существо бесполезное и бездарное. И никому на свете не нужное. И ее отец их бросил только потому, что ему такая дочь была не нужна. Лет десять назад, когда Лидочка не расплылась так бессовестно во все стороны от одиночества, ходил к ним в гости смешной очкастый соседский парень. Носил ей Блока. И ромашки. Лидочка краснела от удовольствия. Мать каждый раз оставляла дверь в ее комнату нараспашку и каждые десять минут звала Лидочку помочь. А после его ухода рассказывала, какая же все- таки у нее дочь сволочь и сведет ее в могилу. А у нее давление и радикулит. И сердце. И в голове звенит. И варикоз. И кажется рак. Лидочка плакала ночами в подушку. А когда ее позвали замуж, отказалась. Вспомнив о материном давлении. И радикулите. И сердце. И голове. И о, кажется, раке. Очкастый сосед женился и каждое утро, углядев в окне его новенькую девятку и жену с толстым смешным кудрявым карапузом, а следом услышав шарканье материных шлепок по линолеуму, Лидочка как - то поникала. Так и ходила. Грустная и поникшая. И ничего не ждущая от жизни.
А Васька пялился и пялился в окно. Была весна. Муха вяло ползала туда сюда по стеклу. Прямо перед мокрым розовым носом. Васька водил носом по стеклу, оставляя разводы, обеспечивая Лидочку работой на вечер.
За окошком вовсю гарцевали кошки. Глядели на Ваську хитрым зазывным взглядом. А в кошачьем Васькином организме не шевелилось ничего. И хотя Лидочка отвоевала таки его мужские гордости у главной поварихи, от равнодушия это Ваську не спасло. Лидочка не понимала этого, но и не разбиралась особо. Ее устраивала его черная пушистая туша на окошке. Он лениво следил за кошками и отворачивался. Кошки бесились, а потом уходили.
Главная повариха, кстати, Ваську терпеть не могла и называла его мрачно «мечтой сэсника». Но сердце у нее было все- таки не злое, поэтому выгнать на улицу его она не решалась. Хотя каждый вечер, засыпая в холодной, стародевичьей кровати, она мечтала о том, как гонит жирную задницу метлой с кухни и чтоб обязательно кубарем в сугроб. При этом у нее в груди теплело и она улыбалась, засыпая.
Прошло лето. Лидочку уволили по сокращению штата. Ваську она притащить домой не посмела, помня о материных нервах и, кажется, раке. И Васька равнодушно смотрел, как ее толстая расстроенная фигура растворяется за углом.
А новая главная повариха не стала церемониться с его нежной кошачьей душой и вышвырнула его за шкирку прямо в осеннюю лужу.
Приземляться как все коты неправильный кот не умел. Поэтому шмякнулся со всего размаху на спину, во все стороны разбрызгав грязь и желтые листья. И удивился. Потому что впервые в жизни оказался на улице. И впервые в жизни его за шкирку грубо выкинули в холод. Он ошалело полез обратно в дверь. Но дверь захлопнулась прямо перед его носом.
Поорав около часа Васенька понял, что от дома его отлучили. И от стола тоже. Лидочки, готовой встать за него грудью, больше не было. Васька опечалился. Улица была незнакомой. Она пугала новыми запахами, звуками и неизвестностью.
Васька, подрожав, набрался мрачной решимости и побежал прочь.
…многое в этот день было в первый раз. И удирание от ободранной дворняги. И первое карабканье на тополь. И голодное урчание в толстом брюхе. И первый пинок под зад, потому как воровать тоже талант нужен, ну, хотя бы навык, а Васька ни тем ни другим не обладал, за что и был бит. И первая в жизни обертка от сосиски сомнительного происхождения и срока годности. И первая дрожь на ледяном ветру.
И впервые в жизни Ваське было грустно и беспокойно.
А вечером он залез в подвал и заснул, спрятав нос в хвост.
И ему снилась Лидочка, сметана и тепло.


комментировать 18 комментариев
вторник, 10 июля 2007 г.
Все о том же. Для девочек. Алена С. 03:57:33
 Она потянула его за галстук к обрыву.
Галстук был синим. С рисунком. Дорогой.
Она крепко держала его за галстук. Не вырваться.
Он смотрел на нее.
- А докажи. – сказала она. – докажи что можешь.
Он смотрел на нее. Не хотел доказывать. Было проще брякнуть, не подумав. Громкое красивое слово.
- Будешь знать, как болтать на ветер. Сказал что бросишься- бросайся.
Она видела в его глазах страх. Но была настроена серьезно.
-Ннуууууууууу.
Он- блестящий. Красивый. Умеет красиво одеваться, красиво говорить, красиво ухаживать, красиво любить. Красиво расходиться не умеет. Изъян.
Она стояла на самом краю. Держала этого мужчину за галстук. И ей было все равно и немножко смешно.
Она любила его. Любила его так, что не видела света. Он заслонял ей солнце. Молилась и забывала себя. Все забывала. Друзья молча отошли в сторону. С ней было бесполезно спорить. С ней было бесполезно разговаривать. И она молчала.
Они встретились в ночном клубе и она была, пожалуй, единственной из посетителей, кто станцевал на стойке бара в нижнем белье, выпил из горла бутылку подаренного за это шампанского и не клюнул на его обаяние. Она смотрела на него расплывающимся взглядом (чертово шампанское) и видела роскошного, дорогого, богатого человека довольного собой и жизнью. Ну и что. Ее не тронуло мартини, букет роз (роскошный кстати). А на предложение поехать куда- нибудь, где потише, она просто швырнула ему в лицо салфетку и послала ко всем чертям. Он не привык к такому.
С него слетала его напыщенность как луковая шелуха. Под ней вдруг обнаружилось милое и добродушное лицо, правда флегматичное и занудное.
Он хватал ее за руку в дешевых разноцветных браслетах и тащил в свою жизнь. Упрямо и красиво.
Она ломала его жизнь как карточный домик. Его мать ненавидела ее. Его сестра бегала к гадалке отвораживать его от нее. Его друзья тыкали ему миллионными контрактами и убеждали что это и ТО, что сидит в его кабинете- понятия несовместимые. А в это время сидела в кабинете она, подобрав босые ноги, прямо на этих самых контрактах на его рабочем столе и тянула через трубочку кофе со сливками. Бренчала дешевыми браслетами. Врывалась в его жизнь как ветер, распахивая все окна, разбивая форточки. В ответ на его замечания, напяливала на себя красные юбки, едва прикрывавшие белье. Ей было все равно. Он не понимал. Он старался. Но не понимал. Как человеку может быть настолько все равно. Она плевать хотела на всех окружающих, и окружающие платили ей взаимностью.
Но она любила его. По-настоящему. По-взрослому. Молча. Страдая. Отдавая всю себя, до капли. Понимая, что ничего не выйдет.
Он задержался на работе. Раз. Другой. Она сделала вид, что не заметила. Сделала вид, что в глаз попала соринка. Сделала вид, что сняла с его плеча не женский волос, а нитку. Сделала вид, что поверила, будто женская помада на воротнике похожа на клюквенный соус. Она сидела по ночам на подоконнике и ждала его.
А потом она ушла. Собрала все свои вещи и ушла. Потому что ей надоело. Молча. Без скандалов и упреков. Ничего не объясняя. И вдруг ему стало пусто и одиноко. И жизнь показалась совсем ненужной. Она нашел ее. Она танцевала на стойке бара и пила из горла шампанское. Он вытащил ее из клуба. Стоял на коленях. Говорил много, громко и красиво. Просил прощения. Получалось, что без нее- он труп. От его эпатажа ей было грустно. Но она приклеила привычную ухмылку.
Была ночь. Было самое красивое место. С обрыва открывался весь город. Город не спал. Мерцал тысячами огней. Он расслабленно шел за ней следом. И ничем она, похоже, не отличалась от других женщин. Простила. За много, много обещаний и красивых слов. Он верил в то что обещал. Он обещал искренне и честно. Любить ее.
Она потянула его за галстук к обрыву.
Крепко держала его за галстук. Не вырваться.
Он смотрел на нее.
- А докажи. – сказала она. – докажи что можешь. Ннуууууууууу?
Она усмехнулась, отпустила его и пошла прочь. Навсегда. Не оглядываясь. Ей было весело. Или это была просто истерика…

комментировать 22 комментария
среда, 4 июля 2007 г.
Я как гурман Алена С. 04:30:10
 
Значит нам понадобится еще и кувшин воды, -
примирительно сказал я, - чтобы наши вкусовые рецепторы были
умыты перед самым значительным событием в их жизни...
Фрай. Лабиринт


Я еще тот гурман. Яйца. Куриные. Умею жарить. Угу.

Вообще я человек до невозможности брезгливый. Я не купаюсь в озере, потому что там сифилис. Я не купаюсь в реке, потому что там сифилис. Я не купалась в море в Сочи. Потому что там не просто сифилис, но, судя по воде, там просто радиоактивные спирохеты величиной с кита. Сама лично парочку видела. В баню я тоже не хожу. Потому что сами знаете что там.

Что такое креветки я примерно представляла. Я их не рассматривала. Просто представляла. Пару лет назад меня подсадили на них.
А дело было так. Собрались компанией. Специально чтобы познакомить меня с таким вот замечательным изобретением природы. Четыре человека. Плюс родители. Купили четыре килограмма креветок. Или даже больше, я не помню. Помню что угрожали, что мало будет. Я с перепугу, что действительно голодными останемся, еще полкило прикупила по дороге. я подхожу к подобным мероприятиям со всей серьезностью, свойственной моему характеру :-)­
А пожрать- дело святое. Закипело. Бросили. И тут я ИХ увидела. Я была не просто в ужасе. Да у меня глаза просто на лоб вылезли. Эти чудовища мне потом полночи снились. Какие фильмы ужасов?! Нафига что -то там выдумывать, вот, пожалуйста, увеличь и снимай. Инфаркт у особо нежных гарантирован. Особо нежные в моем лице тут же тайно пожалели о потраченных деньгах. Потому что даже как ЭТО в руки взять, я не представляла. Я пялилась на этих несчастных, а потом спросила у подруги: «Как думаешь, их живыми замораживают?», на что она, точно так же вытаращившись, спросила: «а ты думаешь, они щас отмерзнут и из кастрюли полезут?». Представив это дело, я на всякий случай отошла подальше от плиты. С перепугу казалось, что они там пищат.
Срочно захотелось пирожок с картошкой. Родной русский пирожок. Захотелось плюнуть на экзотику. Захотелось плюнуть на мою вчерашнюю решимость проявить смелость и свою тягу к экстриму. Захотелось смыться.
На второй упаковке креветок я поняла, что между прочим могу остаться голодной. Компания лузгала их как семечки. А я лапу сидела сосала. Может это и вкусно, но уж сильно страшные. В конце концов меня пожалели и почистили парочку. Дальше пришлось самой. Сила воли у меня – железная между прочим.
Теперь я и сама их лузгаю, как семечки. Но до сих пор я их не рассмотрела как следует. И вообще, когда чищу, стараюсь не смотреть. И на шелушки от них тоже стараюсь не смотреть, когда выбрасываю. Страшные, заразы. Вот так то.

а недавно меня познакомили еще с одной замечательной штукой. Суши. Не знаю что в них такого хорошего, я не поняла и не распробовала. Принесли. Мноооого. Большие. И палочки к ним принесли тоже. Сволочи. Я знаю теперь почему китайцы и японцы такие худые. Я ловила эту бедную сушу по всей тарелке, потом вне тарелки, потом с нее обсыпалась вся ее замечательная обсыпка в виде икры. А я все ее ловила и ловила. Палочками, угу. Накалывать пыталась на палочку. Не накалывалась. Человек, сидевший рядом, заметил: «Вообще то они тут вилки дают, но видимо им нравится смотреть, как ты ее гоняешь по всему столу.» Вилку мне так и не дали, кстати. Впечатления: пресные, странные, большие и рыба сырая. И еще был какой -то фрукт. Не знаю какой. Экзотический видимо. Опистархоз снился всю ночь. И еще какая то дрянь снилась. Тоже сырая. В икре. иИ смеялась, сволочь. Ага.

Выводы:
Не настолько я уж и брезгливая. Но купаться все равно не буду.
Палочки- вилка для диеты.
Креветки страшные, но вкусные
Суши я не хочу больше.
Зеленое китайское сливовое вино- рулит. И пьяное.
:-)­


Настроение: не хочется работать. увы. не ново.
комментировать 23 комментария
пятница, 29 июня 2007 г.
Каждому из вас. Алена С. 08:49:25
 Знаете. Ввот так. Захотелось. :-)­ :-)­ :-)­
Юла, Маша ,Женя, Володя, Катя, Кристина, Игорь, Светик, Ира, и еще один Игорь, Йож, Ярик, Альфред Семенович, Эльмирчик, Саша, а еще, Вера, когда будешь читать,:-)­ и еще все все. Меня таращит.:-)­ :-)­

Жил- был фиолетовый слон.
Фиолетовый.
Как и все слоны -
Был с хоботом и ушами
Торговал
лотерейными билетами.
добрым был
и еще заявлялся в сны.
С корзинкой,
полной ароматной клубники,
ходил по снам,
заглядывал людям под ресницы,
дарил улыбки.
Фиолетовый слон,
Как ты и я- реальный,
С большой корзинкой клубники.
Смешно, не так ли.
А ты улыбнись и поверь.
Он и к тебе придет
Такой забавный сказочный зверь.
Тихонько ступая большими ногами
По листочкам кувшинки,
Принесет тебе полную корзинку
клубники.

Потому что я так хочу сегодня.


комментировать 21 комментарий
четверг, 28 июня 2007 г.
Про я. Алена С. 05:00:37
 Кидаюсь на все блестящее. Обвешалась побрякушками с ног до головы. И тебе в ушах, и тебе на шее, и тебе на пальцах. Как новогодняя елка. Сережки похожи на мятные леденцы. Отхватила по дешевке. Браслет тоже отхватила такой же. И довольная такая сижу. Думаю, что бы еще на себя повесить такого…
Купила, как их… не знаю как называются. Палочки в волосы. Как японки делают. С висюльками. Волос на них не хватает. Но купила. С висюльками, ага.
В последнее время возникло ощущение, что это прикольно. Одного человека ужасно раздражает это слово. Он не понимает его значения. Это хорошо? Или очень хорошо? Или это круто? Или это как? Это прикольно. Слово как слово. Такое же как и я. Смешное.
Дома на вешалке в ванной висит такая куча резиночек для волос всевозможных цветов, что во- первых, стричься налысо теперь совсем не актуально, иначе куда это девать, второе- в голодные дни продам- будет на что купить много, много еды. Угу. А на зеркале в ванной налепила кучу сердечек и ангелочков. Мужчина зайдет-испугается. Папа, по крайней мере, испугался.
Человек в двадцать шесть лет наверное должен приближаться к чему то солидному… ну… авторитет что ли. Амбиции. Карьера … Деньги. Юрист, опять же. А тут что? Футболка с зайцем? И чем смешнее заяц, тем больше нужна мне эта самая футболка. Расшибусь, но куплю. Более или менее деловые костюмы (ну не пойдешь же по судам в майке с зайцем, обладающим всеми признаками болезни Паркинсона) затолкала в шкаф так глубоко, что даже уже и не уверена, что если их добуду, они будут мне впору…
И кухню обклеила обоями для детской – зелеными с такими пчелами- мутантами. Пчелы эти пузатые настолько, что возбуждают желание срочно сесть на диету. Всем нравится. В такой кухне хочется улыбаться. Хотя на ней пролито столько слез… а кто знает.
На кружке, прикупленной СПЕЦИАЛЬНО на работу - хитрющая собачка, писающая на горящую спичку. Грин Пис отдыхает. Директор замучился меня пилить за эту кружку. При гостях прячем кружку под стол. Регулярно осведомляется, сколько мне лет. И сколько можно впадать в детство.
А ровно столько сколько нужно. :о)


Настроение: хочу в отпуск
комментировать 28 комментариев
понедельник, 25 июня 2007 г.
вот так сложилось. Алена С. 02:47:43
 С трудом осознавая,
сплевывая прямо на пол
Кровавые измученные слова
Он пытался вжиться в ее огромное,
Жестокое
«Никогда».
И в то, что он самый
Ненужный,
ничтожный
нелепый кусочек плоти,
Которого носит земля.
Сложно, но надо
Иначе дороги
Не найти к своему позабытому я
И когда он понял,
что просто ошибся,
не той отдавал себя всего до края,
и подъезд грязный -не место
для подобных мыслей,
Он вышел на свет и увидел
Такого маленького,
Запорошенного снегом,
Вроде бы как позабытого,
И давно потерянного,
Но живого, что главное,
Человечка
с добрым, усталым взглядом,
Узнал в нем,
Впрочем, он мог ошибиться,
Себя.


Настроение: хорошее. погода правда опять плохая :о)
комментировать 19 комментариев
вторник, 19 июня 2007 г.
.......... Алена С. 07:53:05
 Они сидели на облаке и болтали ногами. Она- маленькая и худенькая, он- высокий, светловолосый. Они пили чай с малиновым вареньем и смотрели на землю.
- Завтра мне надо будет уходить… - сказал Он
- Очень жаль,- ответила она. –я буду скучать по тебе. Мне придется уходить только через пять лет… Но мы ведь там встретимся? Обязательно там встретимся.
- Конечно. Как же я смогу без тебя. Мы созданы друг для друга. Мы –две половинки. Мы дышим одними легкими, мы любим одним сердцем. Без тебя меня нет. Мы обязательно встретимся. Я тебя дождусь. Такая любовь выдержит даже рождение. Потому что она вечна. Я знаю.
- Я постараюсь. Я буду очень стараться там расти быстрее. И найти тебя. Я тебя узнАю. Узнаю из тысяч. Как бы ты не выглядел.
- Мне пообещали, что мы встретимся. Обязательно встретимся. Только с таким условием я согласился уйти завтра. И через двадцать пять лет я найду тебя. Я обойду весь этот мир… он ведь не очень даже и большой. Отсюда так и вообще, как лоскутное одеяло. И людей в нем не так уж и много. Ты не сможешь в нем потеряться.
… Они встретились… Они встретились на улице, на шумной городской улице, одной из тысяч, они лишь мельком взглянули друг другу в глаза и прошли мимо… Он приехал в командировку по делам. И в другом городе у него была семья. И у нее тоже была семья… и младший сын сегодня сказал первое слово…
комментировать 16 комментариев
пятница, 15 июня 2007 г.
Вот как бывает Алена С. 03:10:25
 Как можно верить в хорошее но не верить в любовь? Или в любовь для себя. Как можно ждать солнца, но при этом вечно брать с собой зонтик. Или зимой прикупить совершенно фантастическую маечку на тридцать градусов жары и при этом понимать что тридцать градусов в этом году может и не наступить. Ну… зато прикупили… зато взяли… зато верим…
Это не мы такие, это жизнь такая. И из окна офиса было видно, как возле ларька пьют пиво два мужика бомжеватого вида. А в метрах ста отсюда авария. Страшная. Видимо со смертельным исходом, я не знаю. Видела только машину. Она ударилась об столб. И ее просто практически нет. Ее разнесло на кусочки. Бампер отдельно, двери, крыша, двигатель, все отдельно. Как будто ее засунули в огромную бетономешалку и как следует там подержали. Страшно. В новостях сказали: с двумя смертельными.
А еще из окна виден совершенно маленький кусочек неба, такое небо, в решетку, потому что решетки на окнах. Нелепое, бесцветное, мрачное небо в июне. Ужасное небо. У природы депрессия. И еще кусочек дома. Раньше в нем жила моя подруга. Теперь они переехали, а дом остался. И там живут другие люди. Я их не знаю.
Батарея пашет под столом. В офисе никогда не бывает тепло летом. Так что все лето проведу у батареи.
Звонили. Вечером. Звали в свою жизнь. Осенью отпуск? В Сочи, куда хочешь, поедем? Поедем, куда хочешь? Поедем…
И человек не нужный… мимошний человек. А жаль. В последнее время ощущение, что почти все стали мимошними… устала.
Я усталый, грустный и замерзший, как ежик в тумане. Я ничего не хочу. Ни о чем не мечтаю. Никому не верю. У меня опустились руки. Во мне что- то потухло. Совсем недавно еще горело… об это что то грелись все кому не лень…а теперь оно потухло. И внутри темно и страшно.
И на улице холодно и сыро.
Просто сейчас вот так. Но завтра будет лучше. Просто бестолковая ничем не обоснованная вера в лучшее.



Настроение: никакое
комментировать 12 комментариев
среда, 13 июня 2007 г.
Алена С. 07:12:54
Запись только для меня.
пятница, 8 июня 2007 г.
Лист в клеточку из школьной тетрадки Алена С. 08:01:41
 ...Точечка, точечка, закорючка и такой совершенно неровный овал в который одна из точечек, символизирующая, очевидно, глаз, не попала. Это курносый мальчишка рисует портрет соседской девочки. Высунул от усердия кончик розового языка. Абстракционисты отдыхают.

«Миха любит Галю»
Вырванный из тетрадки листочек в клеточку. Первоклашки, с трудом еще царапающие в своих прописях закорючки и буковки вот так сложили. И кто сложил? Перехваченный комочек смятой бумаги и заливистый хохот. И еще такие всепонимающие глаза первой учительницы. Галка щурилась и на носу выступали такие забавные веснушки. И две косички с розовыми бантиками обиженно топорщились в ответ на детский смех. И книжкой по кудлатой башке недотепе Мишке.

«Доча, суп в холодильнике. Буду поздно. Люблю. Мама.»
Добрых глаз Галка в жизни мало видела. Отца она не знала. Мать осталась одна с годовалой дочкой на руках, а та, другая, которая пришла однажды и села посреди разоренного ею самою же гнезда, имела лицемерие пытаться подружиться, предлагала помощь, нравилась себе видимо, казалась жутко благородной. И мать сидела и глядела на свои двадцатилетние тонкие руки и не знала, что ответить на подобное. И как же Галка радовалась, когда у них появился дядя Женя, на руках мать носил. Красавицу. Руки целовал. И кто -то что- то не поделил в пьяной драке и зачем, зачем дядя Женя ночью мимо шел…к ним шел. С работы. Нес букет. И как мама почернела…

«Сизова из одиннадцатого «А»- шалава».
И Галка глядела такими весенними бирюзовыми глазами, а которых от обиды плескалось и от этого они казались ее прозрачнее и голубее. Наматывала на палец каштановую кудряшку. И этот самый листочек обошел весь класс. Перед выпускным. Все сидели и смеялись, оборачивались. У Галки от обиды спину выгибало так, будто она проглотила кол. И так осанка гимнастки жить не давала, еще и это. Ходила, ни на кого не глядя. Жестоко. А за что? За то что отвернулась от самого видного мальчишки в классе? Несмотря на всю его видность? Коробило. Не хотелось как все, которые млели от одного его взгляда. От черных цыганских глаз. Хотелось за руку, с таким обычным, домашним, с добрыми глазами. Сидеть плечом к плечу на озере. На закате. Тепло.

«Галка, зайди в деканат»
Учеба давалась сложно. Бессонные ночи, бесконечная зубрежка. Перед экзаменами дрожали ноги. Только бы не расстроить маму. Она и так из сил выбивается чтобы только дочь училась. Галка пела неправильные глаголы как гимны. Вырабатывала произношение. Синхронный перевод- семечки. В деканате предлагают по обмену за рубеж. Погружение в языковую среду. На год. Галка вышла из кабинета декана, села на ступеньку прямо в белых шелковых брюках и заплакала.

«Mr.****»
Он высокий и худой. В очках на серьезном английском носу. Ему нравилась эта маленькая забавная русская девочка с волшебными глазами. Рядом с ней мир кажется погруженным в небо. Он не ожидал от себя столь поэтического сравнения, оно кажется ему таким соответствующим действительности что он повторяет его про себя каждый раз как видит ее. Учится по обмену, подрабатывает переводами. Он таскает ее по презентациям и улыбается непривычной для него улыбкой. Служащие в недоумении. Но это приятно. Приятно держать при себе вот такое вот малюсенькое чудо в цветастом платьице. И ее переводы явно на порядок выше тех, что готовят его служащие. Он готов предложить ей работу. Готов уйти из семьи. Жена рядом с ней кажется неказистой и сухой. Как палка. Из нее не плещет жизнь. Галка смотрела и видела в его глазах то, чего недолжно было быть. И его жена плакала за колонной во время презентаций. Женщины понимают много больше, чем думают мужчины. Галка мучительно переживала, останавливала его взглядом каждый раз, когда он готов был что то сказать. Что- то, что могло разрушить столько жизней. Не знала что делать. Только и оставалось, что делать вид, будто ничего не видит.
Он провожал ее в аэропорту. Просил вернуться. Впервые заговорил о будущем. Предлагал все без остатка. От волнения снял очки и глаза казались беспомощными. Галка молча покачала головой. Нет. Это будет неправильно и не честно.

«Галочка, заходил Сашка. Хороший мальчик. Улетела в командировку. Люблю. Мама.»
Сашка смешной с большой лопоухой головой. Носит себя по жизни как недоразумение. Талантлив безумно. Его скрипка кажется продолжением его рук, его сердца. И сердце у него величиной с полмира. Галка смеется и закрывает ему руками глаза. Таких доверчивых глаз не может быть у серьезного взрослого человека. Настоящий друг. Таскает ей апельсины в больницу пока она лежит с аппендицитом. Рассказывает о своей самой настоящей любви. У Галки от жалости сжимается сердце. Угораздило же его так. Он страдает и от этого его скрипка плачет еще жалобнее. И зарубежные неэмоциональные слушатели рыдают не скрывая. И Галка рыдает, гладя его по лопоухой голове.

«Я люблю тебя, Галчонок. Спасибо тебе за дочь»
На груди сопит крошечный ежик, по особенному причмокивая губешками во сне. С трудом досталась. Галка теряет сознание от любви и нежности. И за окошком на четвертом этаже маячит взлохмаченная голова мужа с букетом роз и советской уродливой сеткой (где он только ее добыл), из которой выглядывают фантастические яблоки. Как он сюда забрался. Галка смеется. Он тоже не спал, синяки под глазами. И в глазах у него такое, от чего захватывает дух. А потом появляется грозная заведующая.
И Галка думает, а что было бы, если бы он не подошел к ней тем вечером. Когда у нее в сердце взрывался весь мир. Разрывался на сотни осколков. И как стояла на мосту. Смотрела в холодную воду. Одиночество охватывало цепко и холодно. И мамы не было больше рядом. И было страшно.
- Девушка. У меня сегодня было удачное судебное дело. Хочу отметить. Давайте я исполню любое ваше желание?
А она пожелала ни больше ни меньше, как счастья. Вдруг. Про себя. Случился Дед Мороз, ага. В ее несущейся под откос жизни. Когда ее оптимизм разлетелся в клочья.
Купил ей розу. Огромную белую розу. Выпросил у нее улыбку. И пошел рядом.
А на свадьбе все дрожал, как бы она не передумала. Держал за руку до синяков.
Галка водит пальцем по крошечной круглой щечке. И глаза у дочери папины, самые лучшие глаза в мире.

комментировать 15 комментариев
вторник, 29 мая 2007 г.
Злая и несчастная. Алена С. 01:27:46
 Так, ладненько. Настроение мне с утра благополучно испоганили. Даже рассказывать не хочется, просто ИСПОГАНИЛИ, потому что вот. Потому что у меня видимо на роже написано большими буквами: «ВСЕМ ДОЛЖНА, А КТО НЕ ВЕРИТ, ПОСМОТРИ ПОВНИМАТЕЛЬНЕЕ, СЕЙЧАС ЧЕЛОЧКУ УБЕРЕМ». И еще такая закорючка сверху, типа, для красоты момента. А хоть бы и розовенькая закорючка, от этого надпись менее видна не становится. Потому что иначе не знаю как это объяснить. Не знаю. Люди, никогда не будьте хорошими. Никогда не делайте хорошо ближним. Искренне и безвозмездно. Люди не умеют быть благодарными. Чувство благодарности- тягостное чувство, оно давит. От него стараются избавиться. А избавляться будут посредством гнобления вашей беззубой персоны (ну… моей, ладно, может Вы и не беззубая). А персона вместо того чтобы укусить в ответ подлюгу, будет чувствовать себя виноватой и жуткой дрянью. Ну какая из меня дрянь, а? ну вот скажите, какая? Я даже врать не умею… а если совру хоть по мелочи, так тут же попадаюсь, знаем, пробовали. Это раз. А второе, второе, я скажу вам что второе. Это когда все привыкают что ты вот такое вот пушистое создание которое всем ДОЛЖНО, и в любое время дня и ночи пойдешь выручать, кормить голодных, перевязывать увечных, занимать деньги нищим, отдавать последнюю рубашку замерзшим, всех бомжей в округе соберешь у себя и тэ дэ и тэ пэ. И вот тут случается страшное. Потому что с этого момента тебе начинают предъявлять совершенную кучу претензий по поводу НЕКАЧЕСТВЕННО оказанных тобой услуг, о которых, простите, сами же и просили. Я со своей помощью ни к кому не прошусь. Приходят -просят –отказываюсь (не могу/не хочу/надоели уже сил нет/не умею/мозгов не хватает/да суд блин у меня через час!)-уговаривают (не долго)- в итоге- все равно пожалуйста (ну не умею я отказывать в помощи). Не нравится- сами делайте. Не топчитесь по мне своими немытыми тапками, ради бога, сколько можно.
комментировать 16 комментариев
 


Просто так...Перейти на страницу: « предыдущуюПредыдущая | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | следующуюСледующая »

читай на форуме:
умер мой любимый мужчинка, после па...
Беон задрал,а здесь народ не сидит....
алоха
пройди тесты:
Кто ты? Аниме, Винкс или нейтрал?
Аниме обои ^_^
Помогите кто может бедной зайке!
читай в дневниках:

  Copyright © 2001—2018 MindMix
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх