Просто так...

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
MindMix
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Просто так...Перейти на страницу: « предыдущуюПредыдущая | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | следующуюСледующая »


четверг, 24 мая 2007 г.
... и погода все-таки премерзкая.... Алена С. 06:47:48
 Москва как обычно поделилась с нами паршивой погодой. Сижу и мерзну. Опять. На дворе лето. Ну… блин…точность, вежливость королей, календарный конец весны. Офисияльный. В ногах под столом –обогреватель. Дома хочется залезть с головой под одеяло и не выползать оттуда даже под угрозой ядерного взрыва. От горячего чая уже пухнет пузо, утром от него глаза отекают и такое ощущение что я целую ночь пила не просыхая, причем вовсе даже и не такой вот невинный напиток как чай. Директор уверен в моем беспробудном пьянстве и предлагает оплатить кодирование. Раскопала зимние кофты, которые по своей метеорологической наивности затолкала уже на верхнюю полку. Осталось добыть валенки для полноты картины. А у нас скоро лето, господа. Осталось подхватить какую- нибудь особенно злостную простуду. До полноты ощущений.
Что можно сказать о нашей весне. Холодно и голо. До середины апреля можно даже и не надеяться… Потом пару дней тепло. Ну… плюс десять. Африка, блин. И каак фффффффффух! За ночь. Все зеленое стоит. Все вылупилось. Листочки проклюнулись. Обожаю это время. Лес как в зеленом дыму. Прозрачный и трогательный. Всего на пару дней, правда. Потом уже не то. Потом уже настоящие листья вылезут. Главное, не упустить момент. Постоять где- нибудь за городом. Посмотреть. Какая блин японская сакура! И холмы в это время получаются такими круглыми, светло- светло зелеными и пушистыми. Но это все романтика и вообще дело прошлое.
А сейчас за окошком грустно. Грустные улицы, грустное небо. Деревья тоже грустные. На душе- грустно. Ну… скажем так… не весело. А все почему. Потому что вместо того чтобы подставлять солнцу носы и чихать от солнечной пыли, ты жмешь этот нос чуть ли не под мышку и на нем висит сосулька. Ну какая может быть любовь в таких вот условиях. Посему рождается несусветное.
Приехал. Шоколадный. От него веет солнцем и вечными сорока градусами в тени, дорогими гостиницами, духами по сто долларов капля и тремя университетами. Она стоит, приоткрыв рот, в первый раз видит негра живьем, где уж ей с ее Гадюкиным. Пятится задом за колонну. Дикарь. Кто его знает. На ней юбка в красный цветочек и зеленая бабушкина шаль. А еще светлая коса толщиной с руку и родниковые глаза двадцатилетней девчонки. Он таких глаз никогда не видел. Как два колодца. Она накручивает на палец кончик своей косы.
Подошел, поздоровался. Говорит без акцента, шершавый такой голос. Теплый. Окунул ее в черные, бархатные глаза. Пожал руку. На маленькой жесткой руке- цепочка колючих мозолей. В огороде копалась. Не соизволит ли госпожа поужинать с ним сегодня вечером? Только поужинать, если госпожа опасается, может пригласить кого -то для сопровождения. У нее в голове все мысли слиплись. Глянула на свою юбчонку. Он все понял. Сразу. Он мужчина, он сильный, он все должен понимать сразу. Вышла из примерочной и обомлела. Зеркало показало такое, дух захватывало. Как в тумане. Она и не знала что такая красота бывает. С плеч струилось и растекалось по телу, обволакивало колени. Он смотрел и улыбался. Забавная пушистая девочка в дорогом элегантном платье и синей лентой в косе. В салоне красоты ленту изъяли. Всем салоном ахали над ее волосами. Пропускали сквозь пальцы. Не решились красить. Того кто предложил такое- обозвали вандалом. Колдовали.
Она стыдится своей безграмотности. Ничего не видела ничего не знает. Золотая медалька в деревенской школе стыдливо бренчит в комоде. Он смотрит на нее, слушает ее простодушие, ее доверчивость. Ловит глазами линию трогательного детского подбородка. Расспрашивает его про его гарем. Он хохочет, сверкая ослепительными зубами, трогает ладонью ее пушистый затылок. Отдыхает.
Он смотрит на нее, вспоминает. Где -то видел, может и в России. Бывает так, сидит на крыше, на залитой солнцем крыше, малюхонький котенок, такой, вот недавно глазенки открылись только, еще никуда- никуда без мамки. Сидит на крыше, такой беспомощный, пушистый- пушистый, крошечный, круглый весь, вся его шерстка дыбом, потому что вот, потому что хорошо и каждой шерстинкой ловит солнце. И глаза такие, знаете, у всех маленьких такие глаза, не важно кто это- ребенок тебе, или котенок, детешка в общем чья- то, глаза такие, как будто из них бог на мир смотрит. Вот такие глаза. Чистые- пречистые. Сидит и жмурится. Греется. Может даже мурки тебе поет. Вот как бывает. И при виде его на лице шевельнется улыбка. Пощекочет губы. И в душе растет что то такое теплое - теплое. Светлое. Пушистое. И сердца для него становится мало. Вот что такое нежность. И не обидишь его ни за что на свете. Даже не дотронешься до него пальцем.
Довозит ее до подъезда, где она гостит у троюродной тетки. Тетка торчит в окошке, сейчас снова начнет упрекать ее в безнравственности. Прощается. Пожимает ее ладошки. Улыбается. Она понимает, что был вечер. Может быть, самый чудесный вечер в ее малюсенькой жизни. И что больше он не повторится. Она тихонько улыбается в ответ. В свои двадцать лет она умеет благодарить за то, что было, не оплакивая.
А вот такова жизнь. И погода все -таки гадкая.
комментировать 7 комментариев
среда, 23 мая 2007 г.
....................­.... Алена С. 09:11:59
 Царапаю... Стихи что ли... Не пойму...

Ты -кровью по жилам
Гримасой по лицам…
А мне бы остылой
Слезою катиться

Дай руку! Ну как же…
В немом отупеньи
И вены под кожей
И руки как плети

Пустые глазницы
И сердце открою…
Любовь- не та птица
Не хочет на волю

Ты- мимо, не глядя,
Я- душу поглубже
И мне кто -то гладит
Упавшие руки

Набросит платочек
И свечечку сунет
Иду между строчек
Прошу- вдруг минует

Ни стоном, ни криком…
И чаша до края…
Стою перед ликом
Слепа, немая

Твержу как заклятье:
Дай бог тебе. Будешь.
Мое лишь проклятье
А ты не полюбишь

И счастья не будет…
Я руки ломаю
За что- то ведь судят…
За что наказали?...
комментировать 7 комментариев
Про меня. Алена С. 04:28:48
 Про меня. Гюльчатай, открой личико и все такое. Потому что писать коротенькие рассказы для девочек это одно и совсем другое, взгромоздившись на стул, вещать про мир во всем мире. И на физиономии у меня не написан большими буквами, если честно, вечный протест против всякого там насилия над моей драгоценной персоной, которая состоит не только из глазок и челочки, а вовсе даже и из внутреннего мира. Заявляю, что внутри меня на свет таращится совершенно бесполезное и безынициативное создание, тьфу на меня. Самое большее, на что способно это создание- это ныть, сдабривая свое нытье порцией истерического юмора, чтоб окружающие от тоски не зачахли. Однако, однако, должна сказать честно и откровенно, и мало кто это знает, что чем больше на меня давят, нем более вредной я становлюсь и нет способа эффективнее убедить меня в моей непогрешимой правоте, как начать убеждать меня , что я дубина стоеросовая. В припадке ослиного упрямства я буду молчать и сопеть так ,что только дурак не поймет что он явно не то, не тем и не туда. Как ни странно, дураков на мою голову, пытающихся убедить меня что я верблюд, в моей жизни навалом. И давить на меня пытающихся- тоже. И хомячок внутри меня звереет день ото дня.
Над сложными вопросами не заморачиваюсь, мозгов не хватает. После десятой минуты думанья впадаю в печаль относительно своих умственных способностей, глобальные проблемы типа всемирного всеобщего благоденствия не решаются. Из изобретений на моем счету числятся только «как брякнуть гадость ближнему и остаться при этом живой.» патент прилагается. Пользуемся часто. Аминь.
Вчера убедилась, что бестолочь я несусветная и никогда мне не понять что такое двигатель внутреннего сгорания и как выглядят электромагнитные волны (правильно хоть сказала то?), не особо то и хотелось конечно, я и без них живу неплохо в общем- то. А мне три часа об этом рассказывали. Моих способностей хватило на то что бы три часа делать умный вид.
- Папа, я хочу себе в машинку такой пушистый руль (угу, сотовый телефон тоже хочу, из технических характеристик- розовый, ага).
Папа, ну… в общем то в своем репертуаре, ага, надо бы вам сначала рассказать про то что такое чистота в исполнении моего папы… пост готов давно, никак не выложу. :о))) :
- Это не практично.
Я удивляюсь. Наиииииииивная. Глазюки таращу.
- Почему это?
- Ну ты представь, руки в солидоле и в масле а ты за руль ими хватишься.
Вот тут я крепко задумалась, господа. Крепко. На пять минут целых… Извилины трещали.
- Папа. Откуда у меня то руки будут в солидоле? Что ли я в него полезу? Я думаю, что найду у кого они будут в солидоле…
Что такое солидол я кстати, тоже благополучно не знаю.
Когда папа отдавал мне машину, ну ладно, мало что он страшно переживал, теперь мы даже знаем почему, у дочери в голове дыра величиной с Америку. Знаете такую историю? Отвлекусь от своей скромной персоны.
Маленький сын ест большое яблоко, потом спрашивает у папы:
- Папа, а почему яблоко становится коричневым?
- Понимаешь, когда ты откусываешь, у яблока выделяется сок. Так как в яблоке большое содержание железа, то, взаимодействуя с кислородом, оно окисляется и таким образом приобретает коричневый цвет.
Пауза. Потом сын говорит:
- Папа, а с кем ты сейчас говорил?

Вооот. Это про меня. В машине есть руль и педали. Кузов опять же. Остальное- из области строительства космических кораблей. Он мне объяснял что куда и как заливается. Рядом стоял мой директор. По совместительству мой очень хороший друг. Я повернулась к нему и сказала:
- Ну ты же все понял, да?
Я тогда поняла только слово: зальешь. Угу. Вот директор теперь и заливает.
А недавно я была в расстроенных чувствах. В очень чувствах и очень расстроенных. В таких чувствах нельзя в машину садиться. Но я села. Надо было на другой конец города домой попасть. И я чуть не вписалась в проезжающую машину. И оттуда вылезли четыре мужика. Мой директор, которому я на следующий день, естессно, доложила что и как, прокомментировал эту ситуацию так: «твою машину перенесли на тротуар четыре здоровых мужика и сказали: учись тут, твое место в песочнице». Между прочим, отметая некоторое преувеличение, именно так и было. Видимо когда они меня увидели, у них сразу пропало желание подраться, которое до этого откровенно читалось на их лицах.
Зато я как заправский водила ругаюсь козлом на всяких там.
Так что рулим, господа.
комментировать 22 комментария
пятница, 18 мая 2007 г.
Схожу с ума... Алена С. 09:29:23
 У него была дыра. Это считалось красивым. Редким. У кого то была дыра в голове. У кого то в области легких. У него была сквозная дыра в районе сердца. И все видели что сердца нет. Это считалось особым шиком. Ему повезло. Родители постарались на славу. Он шил на заказ пиджаки, такие, чтобы было видно его дыру. Он ею гордился. По краю своей дыры он выкладывал каждое утро свежие орхидеи. Чтобы люди сразу обращали внимание. Он был красив, богат и хладнокровен. И недоступен. Женщины падали к его ногам. Просились сами в его жизнь. Но в его жизни было все спокойно и упорядоченно и никто ему не был нужен. И сердце ему виделось каким то ненужным органом. Ошибкой бога.
Она была балериной. Будто вырезанной из салфетки. Легкая и ажурная с гладко зачесанными назад волосами. Она танцевала безумие и зал рыдал. Он был богат и бессердечен. Ему нравилось на нее смотреть. Толк в красоте он понимал. Хотелось смотреть одному. После спектакля он зашел к ней в гримерную, тихо сложил ее вчетверо, сунул в правый карман пиджака и унес из театра. Поместил в стеклянную колбу. Она билась там, как бабочка, сутки. Потом стихла. Выбилась из сил. Сидела, поджав длинные ноги, и жалобно выла на луну. Сняла пуанты и он видел ее изувеченные балетом пальцы. Ему не нравилось, это вносило дисгармонию в ее красоту. Он принес лепестки розы и обернул ее ступни. Он кормил ее с золотой ложечки, собирал по утрам росу для питья. Разговаривал с ней непривычным тихим ласковым голосом. Но она только сидела и выла. Жалобно и тоненько. Отворачивалась. На фоне луны ее тонкий профиль светился трогательно и больно. Это было красиво. Ему нравилось. А потом он заметил что она тает. Как снежинка на рукаве. Стали просвечивать синие жилки на руках. Он сидел вечерами у камина и смотрел сквозь нее на огонь. И в месте, где вздрагивало ее сердце, ему в огне мерещились картины. Как миражи. Это было красиво настолько, что ему казалось, что в голове звенят колокольчики.
Однажды утром он пришел и увидел, что от нее остался смятый прозрачный кусочек золотистой бумаги из под конфет.
Он положил ее в коробочку из под спичек и закопал на рассвете в саду. И купил себе канарейку.
комментировать 23 комментария
четверг, 17 мая 2007 г.
Для девочек. Ну, судя по -всему, для мальчиков тоже :о)))) Алена С. 02:24:43
 Был ветер. Дул уже третьи сутки. Все смешалось, невозможно было разглядеть, где земля, где небо. Солнце испуганно проглядывало иногда сквозь пелену пыли и песка. Он сидел дома и смотрел в окно. Просто ничего больше не оставалось, как только смотреть в окно. Смотрел и пил. Глаза горели, будто этот ветер засыпал их песком. Он пил. Заливал свою память.
Жена ушла, хлопнув дверью. Сказала, что он самое никчемное создание на свете и ушла, забрав сына. А потом начался этот проклятый ветер. Невозможно было выйти из дома. Он не знал, куда она ушла, успела ли добраться туда до того, как начался ветер. Пару раз в пьяном бреду она пригрезилась ему, безжизненно лежащая вместе с сыном под обломками какой-то крыши, снесенной ветром. Он порывался бежать, спасти их, но падал на колени, едва вскочив. И плакал. И снова пил.
В последнее время он жил с ней как будто по инерции, потому что не мог найти в себе смелость уйти. Он кажется просто привык к ней. К ее глазам, чуть- чуть на выкате, будто всегда удивленным.
Они встретились случайно, удивились, увидев друг друга, и под впечатлением поженились. Когда ощущение романтики прошло, рассмотрели друг друга, удивились еще больше. Смысла своему поступку так и не нашли, но решили попробовать. Отрезвел он очень скоро. Жена была молодая, красивая. И не поверила еще до конца в это. И брак ей помешал. Отобрал у нее время. Время, за которое она могла бы насладиться властью своего очарования. Она стала нервничать, придираться по пустякам. Он молчал. Почему-то пришло чувство ответственности за нее. А с ним пришло и чувство вины. За то, что все так получилось. Он был старше, а, значит, должен был предвидеть подобный исход. Подали на развод, но в тот же день обнаружили, что они уже не одни и решать должны с учетом маленького, но существенного обстоятельства. Обстоятельство это через девять месяцев прочно обосновалось в его библиотеке, переделанной под детскую. Оно кричало по ночам и спокойно сопело днем в кроватке, угукало и пускало слюни. И отогревало его замерзающее сердце.
Жена успокоилась, повзрослела. Стала еще красивее. Смотрела на него какими-то другими, все понимающими и все прощающими глазами. Он стал торопиться домой с работы. Садился на кухне, смотрел, как жена кормит сына. Как на длинную шею падает темный завиток, выбившийся из узла. И в душе поднималось что-то светлое, будто он смотрел на икону.
Когда появилась трещина, он не знал. Что-то сломалось. На работе появилась женщина. Другая. Высокая, породистая. Она приходила и брала. Не спрашивая. Он не дался. Она объявила ему войну. Он не cмог выиграть в этой войне. Потому что против него выступила природа. Он боролся, сколько мог. И сдался. Перестал спешить домой после работы. Престал смотреть на жену. Он увяз в этой женщине по горло, и она затягивала его, как трясина, все глубже и глубже. Жена смотрела на него, будто все понимая. При ней было светло, как днем. И чисто. И он забирал эту чистоту, уходя из дома. И пачкался в другой женщине. И нес домой ее запах, ее мысли.
Было стыдно. Он прятал глаза. Жена молчала. Однажды ночью он проснулся. Услышал, как она плачет. Ничего не мог с собой поделать. Та, другая, держала за горло обеими руками. Не вырваться.
Потом жена собрала вещи и ушла. Хлопнула дверью. Сказала, что он самый никчемный человек на свете. Показалось, что этот хлопок дверью- стук молотка о крышку гроба. Он вдруг стал свободным. Но эта желанная свобода вдруг оказалась ему не нужна. Та, другая, позвонила. Звала к себе. Тянула изо всех сил. Но он был свободен от нее. Он оглядел свой оскверненный им самим дом. Было пусто и тихо. Как в могиле. Не было смеха сына. Не было вечно удивленных глаз жены. Он достал бутылку...
В дверь тихо постучались. Он с трудом разлепил глаза, подтащил себя к двери. Его мутило от самого себя. Хоть бы оставили его в покое! На пороге стояла жена с сыном на руках. Он упал перед ней на колени и уткнулся лицом в подол и заплакал. Ветер кончился. За дверью было светло, на небе не было ни облачка.


комментировать 26 комментариев
понедельник, 23 апреля 2007 г.
Алена С. 05:20:40
Запись только для меня.
среда, 18 апреля 2007 г.
Алена С. 02:25:03
Запись только для друзей.
пятница, 13 апреля 2007 г.
ну... а не поговорить ли нам о культурном :о))) Алена С. 03:35:53
 Я люблю неожиданности в произведениях. Я люблю неожиданные концы. Такие, от которых просто замирает в груди на секунду. Как будто бы хлопнули тебя чем- то по башке. Посему обожаю О. Генри. Легко и весело. И вообще. И про любовь, опять же, как же ж без этого. :о))) Но знаете, сейчас я не хочу веселиться как обычно. Я расскажу про два произведения, которые потрясли меня до глубины души просто, до состояния шока, до сих пор, спустя годы уже, я вспоминаю о них с содроганием и вообще, всячески отговариваю всех, кто готов со мной поговорить на эту тему, а кто не готов, того я за руку держу чтоб не убежали :-)­ :-)­ :-)­ , от ознакомления с ними. И вас тоже отговариваю.
Во –первых, это «Повелитель мух» Голдинга. Я не знаю как там вы, может вы и думаете что это супер произведение всех времен и народов, а я как раз так не думаю. Вернее, я понимаю что это произведение о чем то и все такое и вовсе оно, наверное, не для таких бестолковых как я. Но на фоне всех моих эмоций, это все фигня полная. И смысл его я тоже в общем то понимаю, грустный смысл, но это тоже фигня. Потому что я очень хорошо помню, как прочитала ту единственную фразу «Зверь стоял на коленях в центре круга, зверь закрывал лицо руками. Пытаясь перекрыть дерущий омерзительный шум, зверь кричал что-то насчет мертвеца на горе». И когда до меня вообще дошло, в чем собственно дело… дошло не сразу, ну… как обычно, в общем то, но знаете, никогда в жизни у меня такой истерики больше не было, нет и не надо. Когда вошла моя соседка, я сидела в кресле с ногами и открывала рот, потому что воздуха не хватало. И рыдала так, что она испугалась… Ну а дочитала уже ее равнодушно и вообще, все эмоции кончились. Не читайте это.
И еще, фильм, «Рассекая волны». Наслушавшись про гения Ларса фон Триера и вообще, про то, что это просто верх и все такое, я человек впечатлительный, не могу ж я оставаться такой некультурной скотиной в интеллигентном обществе, решила я это дело посмотреть. Да и Эмили Уотсон все- таки не хухры мухры, а очень даже и талантливая актриса. Посмотрела. Меня ж никто не предупреждал что это без бутылки… а лучше двух, смотреть таким как я вообще нельзя. И даже кассету в руки нельзя брать. Знаете, такого трехчасового эмоционального изнасилования я в жизни больше не переживала. И самое страшное, что я не могла оторваться от экрана. НЕ МОГЛА. Я могла только тупо пялиться туда. Да. Это гений. Потому что я любую фигню могу выключить на пятой минуте и благополучно об этом забыть. Но это не смогла. Залипла туда по самые пятки. Досмотрела до конца. Ходила в коме две недели. И все я понимаю, не надо мне рассказывать про мою бескультурность, все проблемы я вижу в этом фильме, все это так. Но на эмоциональном уровне не могу его принять. Не могу и все тут. Это было не просто открытием, это было шоком. И вот уже два года я хожу вокруг этой кассеты, не возвращаю хозяину и пересмотреть этот фильм не могу. Не могу. Хотя… два момента все- таки оставила себе в копилочку «стоит запомнить». Первый- когда ее родственница прорвалась таки на похороны, ну… когда пустой гроб -то хоронили, и кричала: кто вы такие что смеете отправлять ее в ад. И второй, когда колокола над морем звенели. Это тоже не смотрите.
Эк меня сегодня прорвало :-)­ :-)­ :-)­

комментировать 19 комментариев
среда, 11 апреля 2007 г.
Из старой тетради Алена С. 03:31:39
 Разожми руку…. Отпусти!
Сам упадешь, брось
Ты прости меня, ты прости
Что под нами сейчас пропасть

Отпусти. Упаду и пусть.
Ветвь с шипами рукой не тронь
Ну зачем ты вцепился в куст
Посмотри на свою ладонь

Не держи меня зубы сжав
До крови закусив губу
Ты из гор выбирайся сам
Отпусти меня, упаду

Друг не гибнуть же нам двоим
Посмотри бездна в шаге от нас
ты себя ни в чем не вини
Я сама пошла, я сама

Не взывай ты ко всем богам…
Пусть о камни, вдребезги, в пыль…
Ведь теперь я знаю что там
У меня останешься ты
комментировать 13 комментариев
вторник, 10 апреля 2007 г.
Рассказы для девочек :о))) Алена С. 00:41:56
 У нее было маленькое треугольное личико с глазами. Именно так и можно было ее описать. И поставить на этом точку. Потому что самое главное уже сказано. Серенькое незаметное существо, каких миллионы. Но когда ее все-таки замечали, то начинали смотреть в глаза и не могли оторваться. Это были глаза человека. Большого, хорошего человека. С которым всегда тепло.
Утро было обычным, ничего не обещающим. Она молча брела по тропинке парка. Еще десять минут и она на работе. На работу не хотелось. Просто сестренка. Маленькая, незаметная сестренка. Эта незаметность стала угнетать недавно, когда в больнице появился новый молодой доктор. Он был талантливым и многообещающим. И холостым. И смотрел мимо. По больнице ходили высокие, красивые, независимые женщины, смотрели так, что внутри все переворачивалось. А рядом стояла маленькая, непримечательная сестренка. И мешала, потому что при ней было неудобно проявить интерес. Доктору было досадно. Он сердился про себя. Она была ни при чем, но это не спасало.
Операция прошла удачно. Доктор вышел из операционной, сел на стул и не мог подняться на ватные ноги. Удаленная опухоль, казалось, перетекла в него. Его мутило. Дрожали руки. Он видел, как она подошла и встала рядом. Стояла и молчала. Погладила его по голове и вышла. Через стекло он видел, как она подошла к родным. И они плакали на ее остреньком плече. Это должен был сделать он. Но он сидел и не мог подняться. Когда ассистент увидел больного, он покачал головой и испуганно прошептал: «Может, просто оставим все и зашьем. Не спасем ведь…». Он схватился с судьбой. Она отступила. Пока… доктор сидел и никак не мог взять себя в руки. Сестренка поставила перед ним кофе. Он чувствовал, как становится спокойно. От нее исходила уверенность в его силах. Уверенность, что все будет хорошо. И он вбирал в себя эту уверенность.
…Она шла домой. Той же тропинкой, что и вчера. И позавчера. И год назад. Было так одиноко, что просто хотелось лечь. И перестать дышать. Дома ждала кошка со своим выводком. И телевизор. Когда-то у нее были родители, знакомые, друзья. И сестра была. Родители переехали и потерялись. Отмечались раз в год поздравлениями ко дню рождения. Друзья и знакомые рассосались сами собой. А сестра увела у нее жениха и от стыда, видимо, перестала ей звонить. Потом телефон сняли. И она осталась один на один с телевизором. Как-то вечером на коврике под дверью устроилась ободранная кошка с котятами. Кошка ничего не просила, просто у нее тоже никого не было и ей было некуда податься. Так ее стали ждать дома… Сердце иногда тосковало по чему-то, но словами она не могла это оформить. Просто было тяжело возвращаться домой. Сестренка вытерла слезинку и строго приказала себе не раскисать. Можно подумать, в первый раз. Можно подумать, это что-то изменит. Пару раз она пыталась что-то изменить в своей жизни. Но играть какую-то роль было тяжело и неуютно. Получалось неестественно. И она бросила. Это была страусиная позиция. Но потом стало все равно.
…доктор пришел в больницу, сел за стол. Чего-то не хватало. Было неуютно, мерзла спина. Доктор огляделся и понял. Почему-то не было его сестренки. Он нахмурился. Кажется, такого не было никогда, чтобы она опоздала. Или было. Он как-то никогда не замечал… она всегда была будто часть кабинета. Как цветы на окне, как стол. Была чем-то очень правильным и привычным. И сейчас, когда ее не оказалось на месте, мерзла спина. Как будто она всегда была позади него, а теперь нет. Доктор сидел и ждал. Оказалось, что без нее начинать день трудно. Будто взяли и ампутировали палец. Казалось бы, подумаешь, палец, а вот попробуй, напиши что-нибудь без него. Его позвали на операцию. День прошел странно. Все было как всегда, но ощущение замерзающей спины не проходило.
Няня Валя сказала, что она не звонила. Доктор узнал адрес. Что она любит? За полгода работы он даже не удосужился узнать. Он даже не знал толком сколько ей лет. Кажется, она молоденькая. Да он никогда и не смотрел на нее! Купил в магазине торт. Подумал, купил букет. Все-таки, она женщина…Он чувствовал себя так, будто идет к совершенно незнакомому человеку. Было несколько неуютно. Он хотел повернуть назад. Повернул. И тут ему стало стыдно. Она всегда была рядом, была в такие моменты, когда, казалось, он упадет от усталости, подпирала его худеньким плечиком, а теперь, когда с ней что-то случилось, он смалодушничал. Доктор пошел назад.
Дверь долго не открывали. Он уже повернулся, чтобы уйти, но слабый шорох за дверью заставил остановиться. Она была больна. Доктор понял это, как только в приоткрытую дверь выглянули два глаза. И за ними ничего нельзя было разглядеть. Она ахнула и забормотала что-то о напрасном беспокойстве. А доктор стоял и не слышал. Он впервые увидел ее глаза. И понял вдруг, что такие глаза встречаются раз в жизни. И что бог все-таки есть
:-)­ :-)­ :-)­
комментировать 16 комментариев
вторник, 3 апреля 2007 г.
Настроение. Надеюсь получилось :о))))) Алена С. 08:38:52
 Если пройти по центральной улице, а потом чуть -чуть направо и завернуть за угол, вы окажетесь в самом уютном дворике в мире. И дело даже не в том вовсе ,что это какой то там супер современный двор, оборудованный всякими там детскими радостями и прочими прибамбасами, а просто маленький дворик- колодец, со всех сторон закрытый сталинками. В этих сталинках всегда сумрачно и прохладно, несмотря на высокие потолки, никогда не слышно соседей за стенкой, на окнах висят такие милые бабушкины шторы и цветет герань на подоконниках. Здесь, во дворике, шелестят березы и играют маленькие дети, катаются на старой покосившейся карусели, красной с синим. И смеются. Здесь не слышно шума машин с улицы и не видно прочего индустриального пейзажа. И на лавочках у подъездов сидят забавные бабульки –сплетницы, которые могут все- все рассказать про Зинку из шестой квартиры и про Вадика с его крутым джипом и любовницей-моделько­й.
И здесь в двадцать второй квартире когда-то жила моя первая любовь, смешная девчонка с двумя пшеничными косичками до пояса. Веселая девочка с синими глазами и россыпью веснушек на курносом носу. Мы сидели за одной партой семь лет и она решала задачки лучше всех в классе. И ни разу толком не посмотрела на меня. И на выпускном я впервые, осмелев, взял ее за руку. И она впервые за эти семь лет смотрела мне прямо в глаза своими неимоверно синими озерами и смеялась. Только для меня…
А что было дальше? Институт, учеба. Другие люди… Все было в жизни. Счастье, неудачи, встречи, расставания, дети. Копилка воспоминаний наполнялась и тяжелела. И почему -то иногда тянуло душой туда, зайти на минуту, посидеть на лавочке рядом с этими самыми бабушками, послушать их чириканье. И вспомнить тот единственный раз, когда самые чистые глаза в мире улыбались мне. И были полны ожиданием счастья и веры в него…
комментировать 7 комментариев
понедельник, 2 апреля 2007 г.
Про бессовестность. Алена С. 08:56:54
 Если честно, бессовестность, как таковая, качество неврожденное, но приобретенное. И , думаю, не столько даже БЕСсовсестность, сколько совестность (гы), но другая. Не такая, как принято думать в культурном обществе. Это я так мыслю. И если родители вбивали в твою кудлатую башку с самого детства, что врать нехорошо и вот ты живешь, всеми любимая и обласканная, с ромашками в кудрях, на ночь гладишь утюжком с функцией отпаривания свои крылышки и сидишь всю жизнь в ладошках у бога, а, еще если например, мудрые родителя не запнули тебя на юрфак для полного твоего безоблачного счастья, то ни у кого не получится в одночасье сделать из тебя бессовестную сволочь, нафиг тебе оно надо. И ты будешь колупать пальцем в стенке и краснеть как семиклашка на первом свидании, если поймают тебя на страшном занятии, типа, тырить рубль из папиного кармана на леденцы
А вот все почему. Ну ладно. Бессовестность как таковая –фантом, если честно. И кто бы тебе ни тыкал в рожу кривым пальцем со словами «бессовестная», нифига он даже и не прав. Совесть есть у всех. Просто она разного рода и качества. И хрен бы мне было сегодня так разоряться, если бы не произошло со мной недавно эпохальное событие, после которого я совершенно неинтеллигентным образом пискнула на всю улицу: «У! С%ки!» (угу, на себя то посмотри). А дело было так. Явила я свое застенчивое существование тут как- то в арбитражный суд. С документами ознакомиться. Листаю я, значицца, папочку с документами. Ничего себе так папочка, уже отзыв в умной мозге созревает, срываю в мечтах бурю аплодисментов и вдруг вижу этакий ну очень некрасивый документик. От которого все лавры на моей башке мигом завяли и обросли даже терниями для пущей значительности момента. И вообще, нехорошо как то засосало в том месте, где утрешний бутерброд переваривался. И под этим самым документом красуется подпись нашего директора. Вернее, не его подпись, я еще вменяемая и понимаю, что наш истец эту самую закорючку наваял левым пальцем правой ноги в потьмах в туалете. И понимаю я это по вполне даже и банальной себе причине: этого не может быть, потому что вот. Не скажу, короче, почему. См. выше про другую совесть, ага, имеем такую, знаем. Да и подпись, если честно, на сдачу нарисовали.
Вышла я из суда товарищи, на свет божий, вдохнула свежего воздуха и пошла себе прочь…И краснеть- то я уже перестала давно, однако, по подобному же поводу… сама не без греха.
И недавно поздним вечером, обитаясь на работе и грызя ногти от избытка чувств, ляпала я, товарищи, в суд очередную козу, вполне вроде бы как себе и безобидную, впрочем, на решение она не повлияет, честно – честно, не повлияет, она вообще к делу не относится. Уверяю вас, не моргнув глазом я подпишу под ней : «век воли не видать, копия верна». Потому что надо.
Вот. Из этого следует (это уже размышлизм, чушь в общем то, можете не читать дальше.). Что такое совесть юриста. Не судьи, об этом умолчим, не буду я тут хаять святое. Что такое юристы. Юристы это такие существа с другим уровнем совести. Это когда ты, понимая что виновен он по всем статьям, ну не платил твой клиент за товар, не платил, это называется вообще «стырил», если не сказать матом, а вот все почему, потому что в уголовном кодексе это ТАК называется, и как запорожец не тюнингуй, а Мерседесом он не станет, и кража ли это, мошенничество или ты как юрлицо юрлицу сам это отдал, какая разница (читай: изъял незаконно и безвозмездно), и в криминальном мире его бы уже вызвали на ковер и отпинали бы с особым чувством, потому что вот. Потому что понятия у них такие. И это было бы справедливо, если по тем понятиям жить. Но ты ж существо Сивилизованное, поэтому ты показываешь язык его несчастному контрагенту из за спины судьи и верещишь про «встретимся в суде», угу. Встретимся. И будешь ты честными и чистыми как у лжесвидетеля глазами заглядывать в рот судье и рассказывать про непогрешимую кристальную честность твоего клиента, еще и документики от имени контрагента приложишь, которые ты сегодня полночи кропал лично на своем принтере-ксероксе-с­канере, какие же эмоции без бумажки, и вообще все, все бред и наговоры и прокуратура по бедняге контрагенту уже давно плачет потому что он сволочь и быдло по жизни. К делу не относится, а судья тож человек. Проникнется авось. И неважно что нравится тебе этот дядька по-человечески, жалко его опять же, но он то тебе денег не платит чтобы ты его честность защищал. Так то.
Во разошлась.
И да здравствует российский суд, самый … суд в мире.
Кстати, а суд тот мы выиграли. Это я типа такая умная.
комментировать 7 комментариев
понедельник, 19 марта 2007 г.
Ну вот примерно так мы с крестником выглядели на новый год Алена С. 04:39:59
 ну как мы вам? :-)­ :-)­ :-)­ ­­
комментировать 64 комментария
четверг, 15 марта 2007 г.
Ну примерно вот так... Алена С. 03:56:09
 Кажется нас все таки решила посетить весна. Угу. Это означает что на улице наступило- таки то замечательное время, когда уже минус два. И когда с носом закутавшись в одеяло ты можешь открывать на ночь окно нараспашку. И с улицы будет вместе с ночным холодом, еще совсем не весенним, нести музыку, долбящую по ушам из открытых окон машин, равнодушную музыку в три ночи, не спите люди, никого не волнует что вам завтра на работу, раз душа поет, это к весне; и пыль заводов, и выхлопы транспорта и вообще, подобное дыхание большого города, впрочем, не такого уж и большого… эх, экология, что это за наука то такая, какой с нее толк; и еще что- то такое неуловимое, совсем неуловимое, от чего ты будешь спать с улыбкой, как младенец … как будто тебя поцеловал в лоб ангел. И будут тебе сниться все- таки весенние сны… И эти минус два уже воспринимаются буквально как подарок неба и чужие плюс тридцать (где-то там, далеко) на этом фоне отдыхают. Потому что здесь и сейчас обещали минус два утром. А это значит, что можно надеяться, что весна все- таки наступает. И вот такое забавное тепло, которое еще не тепло вовсе, а так… жалкие потуги сибирской весны все -таки показать свое гордое я, потихоньку слизывает ледяную корочку с обочин. Она становится такой, еще более грязной до слез, дырявой, вырисовываются очертания человеческого свинячества, окурки, фантики, обертки… любимый город… Эх… Небо синее, синее, в нем катается как на блюдечке еще холодное и в общем- то неумытое бледное робкое солнце. Но это уже солнце. И оно уже греет. Подставив физиономию этому теплу уже понимаешь, что скоро Она все таки придет, ступая босыми ногами с розовыми пятками по серой грязной улице. И за ней будет тянуться тоненький пушистый след чахлой травы. Но это синее небо, чуть припорошенное местами меленькой рябью облаков, похоже, пока единственная радостная краска в городе, где все грязное и мрачное, серо-ранневесеннее,­ и вот эта самая мрачность воспринимается уже как неправильность. Организм требует голых коленок, рыжих волос и розовых сарафанов, и пусть даже совсем некрасивого, серого загара. Но загара. Свидетельства о том что все таки было тепло, было солнце и ты подставлял ему свою хилую тушку в надежде хоть немного отогреться перед очередной долгой и холодной зимой. И хотя голова понимает, что ни в коем разе это не грозит твоему организму еще месяца два- три, но он, глупый, уже так хочет тепла что тянет твою неразумную макушку повыше, туда, к солнцу, распрямляет ссутуленную от холодов спину. И я не знаю, что там пишут в красивых глянцевых журналах про весну, гормоны и любовь, может быть конечно все так, только что то все гормоны видимо приморозило к стенкам сосудов что ли, потому что хочется просто тепла и солнца. Сидеть на завалинке нахохленным шишочком, надо только найти еще эту завалинку среди тысяч многоэтажек, подставляя лицо солнцу и ни о чем не думать… чувствовать, что по щекам бегают теплые невесомые пальчики солнечных лучей. А все остальное- наверное будет... Но потом.
комментировать 21 комментарий
вторник, 13 марта 2007 г.
....... Алена С. 04:42:12
 Что толку рыдать, никто не пожалеет, это в лучшем случае, в худшем добавят, что то типа: «отвянь, дорогая черешня». И пусть на душе у тебя скребутся стада кошек, это они закапывают насранное, но! улыбаемся, улыбаемся, улыбаемся. Держим осанку, опять же. И позвоночник человеку даден, чтобы голова не проваливалась в штаны. Вот и пользуйся своим позвоночником, дура, пока он молодой и более или менее здоровый. И пусть хрустит за ушами от напряжения, и сводит скулы в жалкой потуге изобразить американский оскал во весь твой жалкий набор бивней (эх, советские стоматологи со своими отбойными молотками), трам пам пам, вот такие пироги.
А было дело так. Загорелась в попе зорька в субботу сползать на дискотеку. Вдвоем с подругой не с руки. Существо я все таки непонятно какое, но стадное, однозначно. Двое- это не стадо… это аборт большой компании… аутсайдеры какие-то. «Не желаете ли на дискотеку»- разослала я по своей телефонной книжке такое вот супер оригинальное приглашение. И вы знаете, сам процесс рассылки вдруг оказался поучительным и несколько… печальным, если смягчить ощущения. «…эта не пойдет, этот женат, эта замужем, а у этих вообще ребенок есть!». Ну что? Прибавилось радости? В итоге в ход на ура пошли даже самые калечные, немощные, а так же остальные, которых без особой надобности не кантовать, с особой надобностью тож не кантовать, но уж очень приперло в тот вечер. Откликнулись все, кому разослала. Но откликнулись как то … неправильно… я бы сказала: «Хочу! С тобой хоть на край света! (ну- ну, политкорректностью придавило) Но не могу, потому что…вот (как то: занят, рожаю, беременею, работаю, вожусь с кучей оглоедов и тэдэ и тэпэ.)… поэтому и не могу».
Вот разве это ответ? Разве это ответ, я вас спрашиваю? Это не ответ, это маза какая то, причем неубедительная. Но что поделаешь. Пришлось идти одним. Знаете, я не особо то верила в то, что коллективность желания (нежелания) может привести к каким либо печальным результатам. Но подозреваю, что в тот вечер ни один человек на Земле просто, да что там на Земле, в целой галактике, не хотел, чтобы мы хорошо оторвались. Кто то из ревности, кто то из вредности, кто то потому что сволочь, опять же. Потому что иначе объяснить подобный вечер можно только тотальным невезением, что не есть весело. Впрочем, собраться безо всякого ущерба для здоровья удалось, и тушью в глаз по обыкновению не заехала и даже в общем то ушитые когда -то брюки застегнулись без напряга, что свидетельствует о пользе для фигуры диеты типа: «сижу не жрамши». Ничто не предвещало, в общем, неприятностей. А то, что не сразу в нужную дверь попали, таки ж это не беда, это ж просто моим географическим кретинизмом объясняется. Я до сих пор ищу Монголию в Африке, нифига что жили там четыре года. Не в прок не в прок…
И вот ОНО началось. В первые пять минут в туалете я потеряла кольцо, которое прикупила буквально накануне, не спрашивайте меня как, до сих пор рыдаю кровавыми слезами, потом нам приперли «самые что ни на есть настоящие самодельные чипсы по супер оригинальной и вообще офигительной технологии, к которым прилагался соус (как –там-его-не -помню), который я тут же благополучно опрокинула на себя и свою любимую блузку. Заметьте, набраться я не успела к тому моменту. А просто вот! Кто то сильно не хотел, вот и все тут. Дальше больше, пиво пиво пиво, напиток богов, бла бла бла …вам когда- нибудь подавали в баре пиво в грязном бокале? Нет?! Нифига то вы в жизни не понимаете. Впрочем, мне тоже до этой субботы не подавали, я вообще считала, что это из области анекдотов (помните: официант, принесите два пива.- в чистом стакане, пожалуйста. Приносит официант пиво:-кто из вас заказывал в чистом. ). А вот и нифига подобного. Когда я узрела на своем бокале отпечатки чужой губной помады, не надо мне рассказывать что со второго бокала мне мое личное чужим померещилось, я вообще не крашу эту замечательную часть тела, лень мне. В общем, у меня случился культурный шок. Но знаете что? Завестись не удалось. Видимо организм предчувствовал, что терпение еще понадобится. Официанту досталась одна из самых милых моих улыбок и слова: «А давайте будем лучше посуду мыть?» (эх, ну не умею я ругаться, когда надо, это я потом могу без особого напряга наморщить мозг и придумать такую речь, что всякие там талантища ораторского искусства изойдутся слюной от зависти, а вот в самый что ни на есть момент на меня находит мозговой паралич). Ладно, пиво мне налили новое. И даже не извинились, паразиты!
И вот, в волшебный час ночи у них случилась авария и отключился свет. Дискотека при свечах (музыка была, как ни странно) –это конечно очаровательно и все такое, и может быть я бы даже оценила подобную романтику, если бы хоть воды налили, таки ж не наливали совершенно, касса не работала, пиво не давали, народ вяло подергивал конечностями на танцполе, печально трезвея…
А через час всех выперли нафиг со словами: «Сорри, дамы и господа, встретимся в понедельник, у нас ЧЭПЕ». Угу. Встретимся, спешу и тапочки теряю.
Вот так я сходила на пляски бешеных лебедей. А вот что такое не везет и как с этим бороться.


Настроение: в прошлом году в этот день было + 4, а в этом - 20 утром. Какое настроение?
Хочется: в отпуск на солнце
комментировать 18 комментариев
четверг, 1 марта 2007 г.
История подлинная, дурацкая. Одна штука. Алена С. 06:06:05
 Мама приоткрыла один глаз. Ночь была темная, жаркая. Летняя ночь. Ночь на Ивана Купалу. Очень, вы знаете, располагающая ко всяким прогулкам нечистой силы. Мама повыше натянула одеяло. Это ничего, что жарко, зато не так страшно. В уравновешенном, бодрствующем, и вменяемом состоянии мама могла сколько угодно втирать окружающим ,в том числе своим впечатлительным дочерям о том, что прятаться от всяких там чудовищ под одеялом- дело последнее и вообще непродуктивное по одной простой причине. Если какой- либо особо продвинутый вурдулак посчитает твои косточки достойными того чтобы их обглодать, никакое тебе одеяло ни тебе на синтипухе, ни тебе на чистой овечьей шерсти, ни даже на шелухе чеснока, не поможет по определению. Но сама сейчас очень даже вцепилась в одеяло как в последний оплот. Из- за жары, темноты и остатков сна в голове мамы цвели и распускались всякие там внезапно припомненные ужасы, смотренные и несмотренные, придуманные, страхи детства опять же тоже тебе не тяп- ляп. И вот, недавно, смотрели же ужастики какие -то… и глаза там у чудовищ так горели… и вообще… а вот еще маньяк был… в кино…а вот в детстве про черную руку рассказывали… и балкон открыт… что то там тень какая то на нем… И подумаешь что рядом уже свое дите сопит изо всех сил, видит там свои детские сны с розовыми слонятами. В такую ночь и побояться не стыдно. Темень хоть глаза выколи…
И пока мама предавалась там безумным мыслям об упырях и прочей нечисти, медленно седея от одного вида висевшего на двери костюма, на балконе кто- то заворчал и вздохнул. Ну не то чтобы мама удивилась. Скажем так, когда в два часа ночи у вас на балконе на четвертом этаже кто- то заворчит, что вы при этом почувствуете? Прально, ничего хорошего. Более того, все мамины чувства обострились от ужаса до предела. На балконе этот кто – то смачно зачавкал и запыхтел, по звуку мама определила- обсасывают кости. Поскольку мама уже к тому времени дошла до нужной кондиции, она чувствовала, что медленно покрывается изморозью. Язык тоже ну очень неудачно и не вовремя приморозило к нёбу. Пискнуть не получалось. А потом в таз посыпались кости… В этом месте мама поняла, что жизнь прожита, причем впустую, причем ничего хорошего уже не будет и вообще ничего не будет, и даже поорать как следует напоследок не придется, потому что от страха зубы не разжимаются. До мудрой мысли закрыть например, балконную дверь в зале, мама, конечно, дотумкала, правда не сразу, но это не помогло по одной совершенно банальной причине- у мамы от ужаса отнялись ноги. Так что идейка бесполезная оказалась. А кости сыпались…
А потом открылась балконная дверь и кто- то черной тенью тяжело прошагал через весь зал. И в этот самый момент мама умудрилась распахнуть рот и издать страшный, полузадушенный, нечленораздельный вой. Шаги остановились. И потопали по направлению к маминой комнате. Мама чухнула, что спорола глупость. И тут же вспомнила (ага, главное вовремя все делать) что одеяло защита хлипкая и весьма сомнительная при сложившихся обстоятельствах. Но было поздно… шаги приближались…
…А потом в двери просунулась голова ее отчима, огромного двухметрового дядьки с детскими голубыми, голубыми глазами, и он совершенно невинным шепотом спросил:
- Ты че, Ир, не спишь?
А все прозаично до слез. Когда мама с дитем уснули, ему стало жарко в комнате и он выперся спать на балкон, перед этим отоварившись в холодильнике на предмет пожрать. Ночью он проголодался, развернул спертую с холодильника запеченную курицу и съел, ну а поскольку есть хотелось сильно, звуковые эффекты сего действа маму и разбудили. А потом решил сходить водички попить. Вот в этот то самый момент и застал его мамин вопль
комментировать 20 комментариев
вторник, 20 февраля 2007 г.
Про стыдное. Алена С. 03:16:22
 Вчера мне сообщили про страшный женский алкоголизм. Угу. Страшный. Женский. С синей рожей и заплывшими глазками. Женский алкоголизм. В моем лице. Весь вечер рассматривала себя в зеркале. Искала пропойцу. Поворачивалась и так и эдак. Плюнула. До подвальной непросыхающей тети Нюры далековато. Аминь. Перекрестились. Сплюнули через плечо.
Под эту лавочку села. Думать.
Нет ничего горше на свете, чем думать о том, какой хилый организм тебе достался. Ага. В вожделенное состояние обдолбанности, ради которого собственно, и задумывались всякие там нектары и амброзии отечественной и импортной ликеро- водочной промышленности наступает у меня с понюшки пробки. После чего я могу творить всякие разные несусветные непристойности типа: дрыхнуть в углу в обнимку с плюшевой собачкой.
Впрочем, в жизни надо испытать все. Первый раз состояние похмелья я прочувствовала в 25 лет. А вот такая у меня пресловутая акселерация в организме. Вспоминать стыдно, повторять страшно. А наутро хотелось спать и сдохнуть. И неизвестно еще чего сильнее. Потому что вот. И подозрение что в мой несчастный организм всю ночь гадила вся Березовская птицефабрика во главе с руководством крепло с каждой секундой бодрствования. А еще потому что в десять утра должны были нарисоваться родители. У меня в гостях. Угу. На другом конце города. Эк я тогда не рассчитала… из гостей- то я еще как- то выпнулась, собрав все окрестные косяки. А вот то, что вестибулярный аппарат мне от бога на сдачу достался, не учла. Эх, зря. Ну зря. Потому что в абсолютно здоровом состоянии я могу ехать в машине только высунув свою чудесную верхнюю половину по пояс в окно. А тут минут сорок минимум надо раскачиваться в автобусе до дома. Ух! Украсить салон жертвы отечественного производителя общественного транспорта в духе морской болезни душа просила изо всех сил. Воспитание не позволяло. Посему, сменив уже пятый автобус, потерев в очередной раз замерзшую уже на сорока сибирских зимних градусах пятую точку и посчитав оставшуюся наличность, прослезилась. А проехала то всего полпути, однако. Посему организму был сделан строгий выговор на предмет: «Эх ты, сволочь, всего то шесть бутылок пива на двоих (шепотом: ну из тех, что я еще помню… а потом еще принесли… а подруга, между прочим, мудро сковырнулась спать в этом месте, в отличие от некоторых, не будем показывать пальцем на убогих духом). Эх ты, блин, стойкий оловянный солдатик, блин! Жрать не дам, будешь так выпендриваться!»
Бог внял моим молитвам, домой я все таки попала. А дома ПАПА. И похмельная дочь не входит в списки предметов его гордости. Трухнула я тогда не по –детски. Но! Гениальность во мне конечно, дремлет со страшной силой, но иногда просыпается. В самый что ни на есть момент, ага. Дохнув на маму уж не знаю какими там ароматами, я выродила, прости Господи: «Мааа. Тсссссс. Если что- я отравилась!». Угу. Там от одних духОв и туманов, блин, которыми я благоухала, окосеть с ходу можно было.
Впрочем, папа тогда смолчал. До сих пор для меня это загадка на уровне Бермудского треугольника. Но мама наш человек, дочины похмельные гуманистические причитания относительно несчастной доли детишек в Африке восприняла философически и они отбыли обшаривать культурные места (сами знаете какие) нашего мегаполиса, оставив меня в одиночестве раскапывать куриные туалеты в душе и организме.
Вот примерно почему, слушая мои пьяные рыдания о судьбах человечества , можете быть уверены на 99,9% что это черное дело сделала столовая ложка Мартини, впрыснутая в мой организм может быть даже и вчера вечером.
Но это вы знаете. А он не знает. И посему уверен, что кодировать меня поздно, деньги на ветер, и лишь психологическая помощь, типа: «Ты уж не пей, а то я ЗНАЮ как ты тут одна пьешь»- единственный способ вытянуть меня со дна жизни, куда я медленно, но верно опускаюсь.
АЧто бы вы ни делали, господа, а жизнь продолжается… вот так то.



Настроение: бывает...
комментировать 14 комментариев
понедельник, 19 февраля 2007 г.
из рассказов для девочек :о))) Алена С. 08:35:30
 Раковина была большая, розовая и в ней шумело море. Стасик шлепал босыми ногами по мокрому песку. В голове было восхитительно пусто. Там плескалось море. В одной руке он нес ведро, в другой - совок. На кудрявой голове, чуть-чуть набекрень сидела голубая панамка. Он очень себе нравился. Солнце отражалось от воды радостными бликами. Кричали чайки.
Стасик слушал море. Оно пыталось сказать что-то очень важное, но он не понимал. Он хмурил белые выгоревшие брови, морщил облупившийся нос. Ничего не выходило. Ему все казалось, что еще чуть- чуть и он все поймет, надо только дышать потише.
Он был уже большим человеком. Ему было целых четыре года. На день рождения папа подарил игрушечный грузовик. А потом они с мамой поехали к морю. Мама сейчас сидела на песке, расчесывала волосы и была очень красивая. Папа сказал беречь ее и не давать никому в обиду. Стасик очень старался. Он постоянно оборачивался, проверял, не обижают ли маму. Но она спокойно сидела на песке.
Море плюхнуло ему под ноги медузу. Медуза была большая и переливалась на солнце. В воде они похожи на ожившие куски ваты. Стасик знал, что она погибнет. Он взял ее двумя пальцами и бросил в море. Вытер ладошку о шорты
Вечером мама уложила его спать, а сама села у окна. Она смотрела на звезды и плакала Наверное, маму кто-то обидел, а он, Стасик, и не заметил. Засмотрелся на море. Он встал и прошлепал босыми ногами к маме. Она обняла его и улыбнулась. Стасик изо- всех сил прижал ее к себя. Он ее защитит. И никому не даст обидеть.
Стасик маленький и смешной. У него большие голубые глаза и длинные ресницы. Как у мамы. Мама плакала, и с ресниц у нее капало и попадало Стасику на нос и на щеки. И ему казалось, что это он плачет, а мама его утешает. Ему было тепло и грустно. И хотелось спать. Мама взяла его на руки и начала качать.
Стасику приснилось море. Оно все пыталось ему что-то сказать, но он никак не мог понять, что. Он все слушал, слушал, вытягивал шею, морщил нос. И ему приснилось, будто это не море, а мама плачет. Тихонько шепчет что-то и плачет. Ее кто-то обидел. И Стасик все пытался сказать ей, что он уже большой мальчик, что он ее защитит.
Утром пошли на базар. Ели арбуз на берегу. Он был большой и страшно улыбался, когда мама сделала первый разрез. К ним подошел мужчина. Мама отвернулась от него и закрыла глаза. Он что-то говорил, спокойно и тихо, но Стасику стало страшно. Этот человек так смотрел на маму, будто она похожа на подарок в Новый год. И он очень долго ждал этого подарка и, наконец-то дождался. И еще чуть- чуть, и он схватит маму и утащит. Стасик насупился. Но мама вдруг заговорила. Слова сыпались будто горох, мелко и часто. И она все время повторяла: «Уходи, уходи, уходи». И еще, говорила, что поздно. Стасик сидел и молчал. Он мало что понял из маминых слов. Она морщилась, будто ей было больно. И отталкивала что-то рукой. И говорила, говорила. И мужчина стоял и качался, как будто в него выстрелили и он сейчас упадет, закроет глаза и умрет.
А потом стало тихо. Стасик зажмурился. Ему показалось, что сейчас что-нибудь взорвется. Но было тихо. А потом мама прижала его к себе и уткнулась лицом к нему в волосы. У нее дрожали руки.
Через неделю они улетали домой. Шел дождь. Подбегая к трапу, Стасик оглянулся. Около выхода стоял мужчина. Стоял и держал в руках цветы. И дождь капал на его лицо, и Стасику показалось, что мужчина плачет. Он хотел сказать об этом маме, но увидел, что она все сама заметила. Она отвернулась и начала подниматься по лестнице.
Папа встречал их в аэропорту. Он подхватил на руки Стасика, второй рукой обнял маму. И они пошли к выходу.
Вечером пили чай с вареньем. Стасик рассказывал про море и про медузу. И про то, как он слушал море.

комментировать 12 комментариев
пятница, 16 февраля 2007 г.
Алена С. 09:52:15
Запись только для меня.
четверг, 15 февраля 2007 г.
Алена С. 03:49:43
Запись только для друзей.
вторник, 13 февраля 2007 г.
Как папа клянчил денюшку. Алена С. 03:17:05
 Было дело так. Наведались ко мне родители в гости. А когда они в гости наведываются, это ж финансовый праздник. Они ж даже со своими пельменями ко мне в гости ездят. И с молоком. Потому что в моем холодильнике мышка повесилась от избытка чувств уже давным давно и случайно найденный засохший кусочек сыра- это просто радость желудка. Зато есть бутылка мартини :о))) Ну и опять же можно забыть на один день про городские автобусы, к которым я испытываю самые нежные чувства, особенно с тех пор как осталась без кошелька там, потому что папа ж на машине приедет. А значит посетить всевозможные культурные места, то бишь барахолки, в городе можно уже вроде бы как не тратясь на проезд да и вообще со всеми удобствами.
Ну вот, поехали значит мы в тот день на центральный рынок. Если честно, я по рынкам вообще не ходок, на десятой минуте хождения у меня начинается приступ истерии и я всячески начинаю ругаться на жизнь и зверски зыркать по сторонам. И не дай бог какому- нибудь особо смелому продавцу в это время ко мне подойти. Боже его сохрани.
Начал папа клянчить у мамы денежку, на сосиську в тесте, типа «а за проезд заплати». И зверское мамино «Нет!» не производило особого впечатления на его слуховой нерв. Ну ведь это знаете, когда хохол родился, еврей ж повесился. Мама какого угодно еврея повесит, если нападет на нее такое вот фиговое настроение. Потому что гены у нас ну те самые, волшебные, хохляцкие. Посему сосиська в тесте была признана уже непозволительной роскошью, буквально: «ты уже сегодня ел» и деньги замылены в дальний карман. Папа надулся, но смолчал. Выступать- себе дороже.
Программа максимум была выполнена, рынок обшарен, признан негодным и мы поехали домой. И тут папа выдает:
- А ты знаешь что тут по новостям сказали, что появились фальшивые десятки.
Мама, глаза на лоб:
- Да ты что?! А как определить?
Папа:
- Ну давай я тебе покажу.
Мама достает из кармана десятку. Папа ее берет …и ехидно улыбаясь, пихает к себе в карман.
А нечего было жадничать. Во как.
комментировать 14 комментариев
понедельник, 12 февраля 2007 г.
Вот такие дела... Алена С. 03:17:30
 Ох, какой же ты маленький, маленький, мужичок, с мизинчик мой. Маленький. Солнышко. Топаешь ножками по квартире, такими смешными крепкими ножками. Поселилось что -то внутри, не дает тебе покоя. Не дает. И глазки, такие мамины глазки, такие грустные глазки, и слезинка повисла, с ночи копилась слезинка и вот она, вползла на ресничку. И сил уже нет терпеть. И лопочешь что -то, лопочешь на своем языке, ох, эти взрослые, ничего- то они не понимают. Приткнешься к маме в коленки, а мама сама плачет сидит, плачет, не знает что делать. И сказать никак не получается правильно. Приезжали какие- то, чужие, в белых халатах, чужие, и холодные, и с мороза потыкали жесткими пальцами в животик, такой забавный твой, пивной, животик ничего не нашли. Уехали. И Леля тут тоже, с самого утра пришла, только что Леля, мамины руки, мамины, и не надо больше ничего. И как будто бы легче становится. Как будто легче. Как будто мамины руки и делают легче и не так страшно. И как уходит она в другую комнату, как будто насовсем уходит, ты теряешься, страшно, хнычешь тихонько, и внутри кто- то живет и не дает проглотить ничего, даже мамино молоко не в радость, назад просится, не удержишь. И спать хочется, полночи не спал, мучился, и есть хочется, а не дают. И с такой готовностью ты рот открываешь навстречу ложке, в ложке гадость какая- то, вот, ложка, предательница, но ты так доверчиво открываешь ей навстречу ротик, будто чувствуешь что легче должно быть, ну станет же когда -нибудь легче. А не легче, и мама плачет от бессилия, плачет, прижимая твою головенку к своему плечу. А Леля пихает в маму успокоительное, пихает чуть ли не насильно, но и ей не помогает это. И ты так устал уже, так устал, что на чужих руках засыпаешь, под чужую ,Лелину, песенку, пока мама мечется по квартире собирает сумку в больницу. И если бы не Леля, она бы и коляску твою запихнула туда, в истерике. И везут тебя на край света, буквально, ты даже и не знаешь таких расстояний, что ты можешь знать в свои год и три, везут, а там все такие чужие и никому ты там не нужен и брать тебя не хотят, пока мама, обессилев уже от равнодушия и слез, не устраивает скандал. И никому там нет дела до твоей беды и никто к тебе не подходит за целый день, только мама вот, рядом, теплая, родная…
Ничего, солнышко, все будет хорошо. Обязательно.
комментировать 8 комментариев
пятница, 9 февраля 2007 г.
Сумасшедшая семейка в своем репертуаре Алена С. 06:02:54
 Все мы, девочки, помешаны на своих талиях. Буквально с молодых ногтей. O:-)­ Было сестре шесть лет. И вот решили они с папой талии себе померять. Кто стройней, типа. А папа у нас… как бы это выразиться… ну такой… не худой… прямо скажем. И вот они меряют. И вдруг получается у папы талия гораздо меньше чем у ребенки. И у ребенки под это дело глаза начинают на лоб лезть. Она этими самыми глазами пытается совместить свою шестилетнюю талию и папину, потихоньку впадая в кому. Мама, чухнув в чем дело, жестоко похихикивает в уголке, между прочим. Ребенок требует пересмотра результатов. Да ради бога, для вас хоть КАМАЗ в разобранном виде! Перемеряли. Папина талия за пару минут ни на сантиметр не изменилась. Все! Занавес. Вселенское горе в детском организме.
А знаете что было- то? А папа просто с другого конца сантиметровой ленты себе талию мерил. А вы говорите Копперфилд! ;-)­
комментировать 7 комментариев
четверг, 8 февраля 2007 г.
Так бывает... :о)))) Алена С. 04:39:00
 Привет всем. Хочу попробовать знаете что? сделать рубрику у себя "рассказы для девочек" :-)­ ну... такие, легкие (хм... в моем понимании:-)­ ), про любовь и все такое... не уверена что смогу сказать что то важное, умное и ценное... да это и не требуется... попробую. надеюсь, вам понравится;-)­ :-)­ критика приветствуется, но не очень. :-)­ :-)­ :-)­

Ослепительное счастье не бывает долгим. Оно просто опалит душу. Она запоет. Поймет, что она вечна. Что ничто не может быть в мире больше, чем она. И даже боль- это сладко.
Мне плохо с тобой. С тобой меня нет. Есть ты. И я- это твоя половинка. И ты будто держишь меня за горло обеими руками. И мне не хочется вырваться. Я просто понимаю, что нет в мире ничего больше, чем твои глаза.
Мне плохо без тебя. Потому что без тебя я обретаю себя. И это ощущение дается так же больно, как первый крик, разрывающий младенческие легкие.
Не пожелаю никому такой любви. От нее болит все внутри, будто отбили всю душу. Я теряю себя в этой любви. И я счастлива. Я счастлива тобой, я полна до краев ощущением счастья. Я забываю себя. Я обнимаю твои колени… .
Ничего не прошу у тебя. Я не имею права просить. Ты сам придешь и сам все дашь. И ты понимаешь свое могущество. А потом ты уходишь. У тебя своя жизнь. У тебя свои проблемы и заботы. И ты бережешь меня от них.
Что такое когда из тебя вырезают жизнь? Просто ты так захотел. Просто ты не готов к детскому плачу. И моих глаз ты тоже стыдишься. Не смотришь на меня, гладишь по плечу. Все будет хорошо. Все будет хорошо.
Кто она? Эта уверенная в себе женщина, которая пришла и взяла тебя себе. И ты подчинился. Ты не мог иначе. Ты смотришь в сторону. А потом ты уходишь. Оставляешь меня с обломанными крыльями. Обглоданную непосильным чувством. Прощай. Желаю тебе счастья…

…Бог с вами, какие хрустальные башмачки с моим 39?! И нос в веснушках. И вот, каблук сломала… и не надо меня нести до обувной мастерской! Я вообще не люблю, когда до меня дотрагиваются. Ну, ладно, как вас тогда зовут?
С тобой я- это я. И ты- это ты. Мы- это ты и я. И на душе поют солнечные зайчики. И не болит там, где душа. И ты несешь мне себя со своими бедами, со своими радостями. И даришь. И тебе не жалко. И в моих глазах отражается небо, а не ты. И тебе это нравится. Потому что ты знаешь ,что с тобой мне тепло.
Ночью выпал снег. Солнечный луч просачиваясь сквозь занавески кажется теплым. И мне кажется, что за окном сейчас зашелестит зеленая летняя листва. Из кухни горько пахнет кофе. Ты хорошо варишь кофе. Сынишка что-то бормочет, шлепая босыми ногами по полу. А потом забирается ко мне под одеяло. И его всклокоченная головенка появляется совсем рядом с моим лицом.
Первая двойка. Растерянная и обиженная мордашка дочери просто вызывает улыбку. И ты бежишь вечером по темноте до ближайшего магазина и покупаешь торт. Ну как зачем? Отметить нашу первую общесемейную двойку.
Ты простой и надежный. За твоей спиной я понимаю, что в жизни не может быть ничего страшного. И наши дети это знают.
Ну и зачем скандал? Подумаешь… иди сюда и давай обнимемся. Ты и я. И ничего лишнего…


Настроение: отличное.
комментировать 49 комментариев
понедельник, 5 февраля 2007 г.
Ну так... из копилки "Хорошие стихи" Алена С. 05:22:37
 Привет, ребята, вот, знаете, есть у меня стихотворение. я его сейчас выложу. я не знаю автора, поиски в инете не дали результатов. мне его начитывал на память папа по телефону, а я сидела и записывала. просто хочу поделиться.

Когда нам негде вырыть мину
И дот нельзя закрыть в бою,
Я настоящего мужчину
Совсем иначе узнаю.

Над ним вершу свой суд легко я
Не по тому как он побрит
А как о женщине знакомой
Другим мужчинам говорит.

И коль о падкой или павшей,
Коль о святой иль несвятой
Он не обронит фразы гадкой,
То с ним пойду, пожалуй, в бой

Чернить начнет, его же образ
Ничем не выбелишь опять.
У трусов есть такая доблесть
Заочно женщин оскорблять.

Настроение: Хорошо все.
комментировать 6 комментариев
 


Просто так...Перейти на страницу: « предыдущуюПредыдущая | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | следующуюСледующая »

читай на форуме:
Скажите, кто есть кто :о1. Из Чара...
исполнилась мечта, прыгнула с разбе...
пройди тесты:
кровавая мэри
ты
читай в дневниках:
"1942" девушки с...
"1943"
"1944"

  Copyright © 2001—2018 MindMix
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх